Вадим Янгиров: Казанский марафон приносит городу около 100 млн рублей

18 Мая 2017

Прочитано: 253 раза

Фото: Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Алексей Анисимов
Будущее воскресенье станет «беговым» для столицы Татарстана – 21 мая в городе пройдет традиционный Казанский марафон. В преддверии этого забега эксклюзивное интервью порталу sntat.ru дал директор серии забегов TatarRun Вадим Янгиров: он рассказал, кто из знаменитостей выйдет на старт марафона, почему он посвящен проблеме сохранения снежного барса и каков бюджет мероприятия.

В этом году в серии забегов TatarRun пройдет несколько интересных мероприятий в крупных городах Татарстана: Казани, Альметьевске, Нижнекамске, Набережных Челнах и других. Стартовал легкоатлетический сезон полумарафоном в Иннополисе, а Казанский марафон объединит несколько тысяч участников, которые пробегут по территории Кремля и других известных мест столицы Татарстана.

– Беговой сезон в Татарстане стартовал Иннополумарафоном 22 апреля. Как все прошло?

– Да, мы открыли серию забегов TatarRun «половинкой» в Иннополисе. В этом году серия у нас полноценная, обновленная и включает в себя семь забегов: пару лет назад о таком мы могли только мечтать. Любители бега в Татарстане довольны тем, что не надо никуда ехать и можно в самой республике стать участниками качественных спортивных мероприятий. Что касается организации Иннополумарафона, нам удалось все на 95 процентов. Были небольшие трудности и форс-мажоры разного рода, связанные прежде всего с погодой. Все-таки всего 3 градуса тепла, снег с дождем, сильный ветер. Несмотря на это, все было достаточно комфортно. Для бегунов, которые регистрировались на 10 и 21 км, погода – не повод для того, чтобы сойти с дистанции. Да, мы недосчитались около 50 человек на трехкилометровой дистанции, но они, видимо, испугались погоды. Но все, кто был заявлен на 10 и 21 км, пришли, пробежали и финишировали. С точки зрения внутренних организационных моментов очень хорошо, что мы провели такое мероприятие до Казанского марафона. Для нас оно стало неким тестом, мы смогли проверить все наши службы и блоки. Здесь, я считаю, мы сработали процентов на 70. Казанский марафон – это куда более крупное мероприятие и по масштабам, и по количеству участников. Увеличение происходит более чем в десять раз. И, безусловно, различия в трассе – если в Иннополисе мы бегали по 10-километровому кругу, то на Казанском марафоне будет трасса длиной 42 км. Это будет большая нагрузка на технические службы, которые будут обеспечивать безопасность на протяжении всей дистанции, выгородку, километровые отметки. Это достаточно большой механизм, который должен одновременно сработать на несколько часов.

– Снегопад, который обрушился на Татарстан за два дня до старта Иннополумарафона, доставил серьезные неудобства?

– Да, безусловно. Расскажу один из самых ярких примеров. У нас были отметки километража на трассе – это обязательный атрибут всех хороших забегов. Многие спортсмены бегут на результат и после каждого километра следят за временем и темпом. Эти отметки высотой более трех с половиной метров, шириной в метр и с утяжелителями. Но ветер был настолько сильным, что сдувал эти стойки. Поэтому приходилось на месте придумывать способы фиксации: например, некоторые из них мы закапывали в снег, чтобы они были видны спортсменам и не падали. Новая финишная арка, кстати, у нас устояла, поэтому теперь мы не боимся использовать ее нигде. Также мы использовали новую систему выстраивания стартового городка с баннерами, которые тоже прошли все проверки на устойчивость. Определенные сложности из-за непогоды были, но это даже к лучшему – мы апробировали какие-то технические моменты, чтобы на других забегах не было форс-мажоров.

– Вишенкой на торте серии забегов TatarRun станет Казанский марафон, который состоится 21 мая. На каком этапе сегодня находится подготовка забега?

– У нас есть определенный план подготовки этого мероприятия. Все идет хорошо, в плановом режиме. Остаются некоторые согласования с площадкой, с подведением электричества и высокоскоростного интернета – с дистанции, стартового и финишного городка будет вестись прямая трансляция. Сейчас прорабатываются технические моменты. Все достаточно хорошо. К примеру, мы уже закрыли заявочную кампанию волонтеров. На сегодняшний день поучаствовать в марафоне можно если не бегуном, то стюардом или судьей при наличии соответствующей категории. За день-два до мероприятия мы обязательно проведем небольшую репетицию, потому что без этого нельзя. Мы прорепетируем основные блоки. Сразу успокою – эта репетиция никак не будет связана с перекрытием движения автомобилей по городу. Это, скажем так, наш внутренний механизм. В прошлом году на старт марафона вышли 8,8 тыс. участников. В этом году мы надеемся увеличить их число до 10 тыс. На этом придется остановиться, потому что больше принять не сможем.

– Казанский марафон в прошлом году был посвящен теме борьбы со СПИДом. Чему решено посвятить марафон 2017 года?

– Одной из главных социальных составляющих нынешнего марафона является тема экологии. 2017 -й в Татарстане и в России объявлен Годом экологии, поэтому мы решили посвятить марафон проблеме сохранения снежного барса. У нас была встреча в Министерстве экологии и природных ресурсов РТ, где мы определили, как будем интегрировать, вовлекать население в эту проблематику. Тем не менее прошлогоднюю тему мы не забываем. В этом году Всемирный день памяти умерших от СПИДа совпадает с Казанским марафоном. Также всероссийская акция «Стоп ВИЧ/СПИД», курируемая супругой Премьер-министра РФ Светланой Медведевой, выбрала Казанский марафон одной из площадок, где мы будем говорить об этой теме. Возможно, все это будет не так масштабно, как в прошлом году, но так или иначе мы продолжим привлекать внимание общественности к теме ВИЧ и СПИДа, к профилактике, к своевременному тестированию.

– На первый взгляд легкая атлетика и тема сохранения снежного барса как-то не очень близки.

– Почему нет? В прошлом году слоганом нашего марафона было «Проверь себя». В этом году наш слоган – «Сила барса», она пригодится всем нашим участникам. Снежный барс – это символ Татарстана, поэтому я считаю, что здесь все в тему. Мы понимаем, что снежных барсов в России и в мире становится все меньше. Мы решили обратить внимание населения на эту проблему и каким-то образом помочь ее решению. Поэтому Казанский марафон-2017 не обойдет эту тему стороной.

– Не возникло ли сложностей при планировании маршрута забега? Все-таки – исторический центр города.

– На самом деле это очень сложный вопрос. В проведении любого марафона этот момент является ключевым. Сейчас у нас уже зарегистрировано 4 тыс. иногородних участников. В прошлом году их было 4,5 тыс., но в этот раз мы соберем более 5 тыс. И, поверьте мне, они едут в Казань не для того, чтобы бегать где-то в лесу или за городом. Они едут в спортивную столицу России, чтобы увидеть ее изнутри. Поэтому здесь я говорю огромные слова благодарности МВД и ГИБДД Татарстана, а также исполнительному комитету Казани – мы неоднократно встречались, обсуждали, было несколько вариантов трасс. Но мы понимаем, что марафон касается еще и автомобилистов всего города. Я считаю, что мы сделали оптимальный маршрут: нам придется дважды пробежать по Кремлевской набережной, где ездят автомобили. Таким образом мы высвободили Ново-Савиновский район практически полностью. Плюс трассы в том, что она будет открываться постепенно: буквально через полтора часа после старта всех участников Кремлевская набережная в сторону центра будет открыта. Это гораздо лучше, чем перекрывать весь центр на семь часов, как в прошлом году. Так или иначе, это международный стандарт – Казанский марафон стал третьим в России, где трасса проходит в один круг. Если мы зовем сюда всех беговых туристов посмотреть Казань, то один из главных моментов – это маршрут. Поэтому мы затрагиваем практически все достопримечательности Казани, трехкилометровая дистанция вообще пролегает вокруг Кремля с забеганием внутрь. Где еще в мире бегают по территории объектов ЮНЕСКО? Все это делает Казанский марафон максимально привлекательным для приезжих и повышает интерес местных жителей, чтобы лишний раз в воскресенье не взять машину, а выйти на забег.

– Даже минимальные перекрытия дорог не создадут ли неудобств для автомобилистов? 21 мая – это воскресенье.

– Да, 21 мая – это воскресенье. Конец мая, будет уже тепло. Многие, кто не интересуется бегом, уедут на дачи. Наше мероприятие проходит до обеда, и кто-то просто подольше поспит. До марафона мы будем максимально информировать о том, какие улицы будут перекрыты. Думаю, это лучше, чем проводить такой забег в будни – я считаю, что это наиболее оптимальный вариант выбора даты и времени проведения. Так будет максимально комфортно для всех.

– В рамках марафона планируется экспо-выставка. Что на ней будет презентовано?

– Эта выставка в первую очередь необходима для того, чтобы выдать стартовые пакеты: каждый участник получит нагрудный номер с чипом, магнит, справочник участника, футболку, рюкзак и медаль на финише. Она пройдет в футбольно-легкоатлетическом манеже стадиона «Центральный». В прошлом году мы проводили ее в холле Kazan-Arena, но теперь участников гораздо больше, поэтому мы поняли, что нужна площадь больше. Кроме того, экспо-выставка – это некая выставка-ярмарка спортивных производителей, стартов. Одним словом, некий муравейник индустрии бега.


– В марафоне будут принимать пейсмейкеры. Что это за люди и для чего они нужны?

– Если переводить с английского, то пейсмейкеры – это создатели темпа. Они бегут на разное время. Условно говоря, вы готовитесь пробежать марафон за три часа. Кому-то бывает сложно бежать одному. На дистанцию выходят специально подготовленные спортсмены с шариками или флажками, на которых написан результат. Если бежать с этими спортсменами в одном темпе, то вы пробежите за три часа. Пейсмейкер бежит всю дистанцию в заданном темпе. Они у нас будут на разное время: 3 часа, 3.15, 3.30, 3.45, 4 часа. На полумарафонской дистанции пейсмейкеры тоже будут. Так как старт у нас коммерческий, а для победителей-профессионалов предусмотрены хорошие призовые, на дистанции будут работать профессиональные пейсмейкеры, которые будут, выражаясь спортивным языком, тащить лидеров на высокие результаты.

– Может ли быть такое, что темп, заданный пейсмейкером, не сможет поддержать ни один участник? В таком случае победителем становится пейсмейкер?

– В истории марафонов бывали случаи, когда пейсмейкеры добегали марафон вместе с лидером. Но зачастую в качестве пейсмейкеров выступают спортсмены, которые готовятся на определенные дистанции. То есть, они готовы именно к конкретному результату. Теоретически победа пейсмейкера возможна, но это бывает крайне редко.

– Стоимость марафона в денежном эквиваленте составляет 25 млн рублей. Как эта сумма распределена по источникам финансирования?

– Это действительно очень важный момент, потому что очень многие задаются вопросом, как провести марафон. Казалось бы, всего один день, но на самом деле общий бюджет мероприятия – 25 млн рублей. Около 10 млн выделено из бюджета Татарстана, примерно 5 млн нам удается собирать стартовыми взносами. Еще около 10 млн рублей как в денежном, так и в продуктовом эквиваленте – это средства спонсоров. Мы понимаем, что не все спонсоры готовы поддерживать нас финансово, но кто-то готов поддерживать продуктами: вода, изотоники и так далее. Но стоит сказать, что марафон – это не только социальный проект. Это в том числе и экономически эффективное событие, которое приносит прибыль городу. В прошлом году поучаствовать в марафоне приехали 4,5 тыс. иногородних спортсменов. В среднем один участник приводит с собой одного болельщика. Понятно, что кто-то приезжает один, а кто-то с семьей, но, по нашим оценкам, в среднем получается один плюс один. По самым минимальным подсчетам, экономический эффект для города составил около 90–100 млн рублей. Если смотреть в налоговом эквиваленте, то получается, что выходит примерно та сумма, которую республика затрачивает на проведение мероприятия. Поэтому можно говорить о том, что марафон – это выгодное мероприятие со всех сторон: социальной, экономической. Обращаясь к лучшим мировым практикам, можно привести в пример Нью-Йоркский марафон. Это крупнейший в мире марафон, более 50 тыс. участников на дистанции 42 км. Опосредованный экономический эффект для города от проведения этого марафона составляет более 400 млн долларов. Поэтому нам есть к чему стремиться. По прогнозам аналитиков, беговой бум будет продолжаться еще более десяти лет. В Казани есть все условия для того, чтобы местный марафон стал лучшим в России.

– Ожидаете ли, что в этом году сумма поступлений увеличится?

– Мы считаем, что она будет примерно на том же уровне, возможно, чуть больше. Все будет зависеть от количества приезжих. Скорее всего, их будет больше 5 тыс., поэтому мы 100 млн точно перевалим. Если вновь обратиться к мировым марафонам, то проведенный нами анализ говорит о том, что в среднем 60 процентов их участников – это приезжие. Мы попадаем сюда же, потому что у нас доля приезжих участников составляет 50–60 процентов. Именно эти люди и формируют тот экономический эффект, о котором мы говорим.

– К 2018 году вы планируете вывести марафон на самоокупаемость. Это действительно возможно сделать в такие сроки?

– Возможно. Но здесь очень сложный вопрос в том, что значит «самоокупаемость». Если мы говорим о том, что бюджетные средства окупаются, то его уже сейчас можно назвать самоокупаемым. Если говорить о возможности вообще исключить бюджетную составляющую, то таких прецедентов в мире немного. Даже Нью-Йорский марафон поддерживается городом финансово, потому что они понимают – это выгодно. Поэтому бюджетную составляющую мы планируем минимизировать.

Наши планы состоят в том, чтобы увеличить количество участников и общий бюджет мероприятия, не увеличивая при этом бюджетные поступления. Это наша цель, и если мы доведём бюджетную составляющую до 20–25 процентов от общей стоимости мероприятия, это будет успехом. Такая модель может сохраняться долгие годы.

– Каждый забег серии TatarRun предусматривает стартовые взносы. Все участники воспринимают это как должное? Ведь русскому человеку проще скачать какой-то контент с торрент-трекера, чем купить его в iTunes.

– Иногда нам приходят сообщения о том, что все должно быть бесплатно. Грубо говоря, дайте мне и футболку, и медальку, и все остальное за то, что я такой хороший приду и пробегу. Все верно, это менталитет, но таких людей очень мало. Большинство людей понимают, за что они платят. Участвовать в марафоне никто никого не заставляет. Иными словами, никто не мешает человеку выйти в лес и пробежать там 42 км, не заплатив при этом ни копейки. Участвуя в нашем мероприятии, человек платит за то, чтобы бежать у нас, за эти эмоции, за то, что для него будет обустроена трасса: перекрыта дорога, организована концертная программа и фанзона. Не говоря уже о тех материальных ценностях, которые включает в себя стартовый пакет. Если в очередной раз возвращаться к лучшим мировым практикам, стоимость участия в Нью-Йоркском марафоне составляет 358 долларов. Желающих заплатить эти деньги в пять раз больше, чем затем потом выходит на старт. Поэтому стартовые взносы – это практика, которая уже вошла в нашу жизнь. У человека всегда есть выбор. В России сейчас очень много забегов. Например, стоимость участия в Московском марафоне – 3 тыс. рублей. Это дорогой стартовый взнос. На каком-нибудь Уфимском марафоне, понятное дело, стоимость участия ниже. Ты можешь пробежать и там, и там: и в Москве, и в Уфе это будут 42 км, но ты получишь разный уровень организации, комфорта и так далее. Позиция «Дайте мне все за ничего» – она, в принципе, проигрышная.

– В прошлом году участие в марафоне принимали Баста и Вера Брежнева. Кто из знаменитостей подтвердил участие в марафоне этого года?

– Пока у нас нет стопроцентной гарантии, поэтому говорить об этом преждевременно. Как только кто-то подтвердит свое участие, мы сразу оповестим через социальные сети и СМИ. В одном из видеороликов поучаствовать всех в марафоне приглашает известная группа «Градусы». Они говорят: «Давайте побежим вместе». Поэтому, если все сложится хорошо, то ребята выйдут на старт. Участие многих медийных личностей пока под вопросом, это связано с их плотными графиками. В прошлом году об участии Веры Брежневой мы узнали за несколько дней до старта.

– Сколько волонтеров будет задействовано на марафоне? Они проходят обучение, или вы работаете с уже сертифицированными волонтерами?

– И первое, и второе. Здесь стоит поблагодарить Дирекцию спортивных и социальных проектов, которая помогает нам в наборе волонтеров. В организации марафона нам будут помогать 600 волонтеров. Прошло несколько этапов обучения и подготовки волонтеров, потому что есть определенная специфика. В том году мы уделили меньшее внимание этому и, к сожалению, получили некоторый негатив от участников. В этом году мы подошли к вопросу более основательно. У нас есть серьезная мотивационная программа для волонтеров. Это финансово затратно для нас, но мы понимаем всю важность этого момента. На «половинке» в Иннополисе, кстати, многие отмечали хорошую подготовку волонтеров. Они в основном работают на пунктах питания, старте и финише. Поэтому мы и набрали своих, и воспользовались помощью Дирекции спортивных и социальных проектов. Только такой разносторонней работой мы получим хороший эффект.

– В этом году в серии TatarRun появились новые интересные забеги. Почему выбрали именно эти города – Иннополис, Альметьевск, Набережные Челны, Нижнекамск?

– Иннополис был выбран потому, что он расположен недалеко от Казани. В прошлом году мы получили массу запросов от участников о том, что до Казанского марафона многие хотели бы проверить свои силы на дистанции 10 км. Мы решили, что Иннополис был бы хорошим стартом, так и получилось. Выбор остальных городов был основан на том, что это крупнейшие города в республике. В каждом из них есть славные традиции и история. В Нижнекамске очень часто раньше проводили пробеги: и забег памяти Лимаева, и забег путями первопроходцев, и клуб любителей бега «Пчелка». Я сам как бывший легкоатлет много раз участвовал в Нижнекамске в забегах. В Набережных Челнах к этому подключились году в 2005-м. Там проводился забег – он был то марафоном, то полумарафоном. Теперь мы нашли общий язык с городским оргкомитетом, включили забег в серию TatarRun и проводим его совместно. Альметьевск никогда не был беговым городом, но там нас поразили очень высокой заинтересованностью в таком мероприятии. Нас встретили на очень высоком уровне, помогли во всем. В прошлом году по итогам проведения полумарафона мы поняли, что большое количество жителей Альметьевска было задействовано в мероприятии. Думаю, в этом году будет еще больше.

– Откуда берете такие оригинальные идеи: цветочный забег, музыкальный, забег по ночной Казани?

– Хотелось бы сказать, как мы много напридумывали (смеется). Но это называется красивым словом «бенчмаркинг» – выявление лучших практик в мире и адаптация их под конкретную территорию. Именно с помощью этих практик мы пытаемся выстроить свою историю. Ночной забег проводится во многих городах мира: например, в Москве, в Сингапуре. Есть даже ночные марафоны и полумарафоны. Это очень красиво и зрелищно, мы постараемся сделать актерку из светодиодов и небольшое световое шоу. Каждому участнику мы будем выдавать налобный фонарик. Это интересно, это красиво. Что же касается музыкального забега, в мире есть целая серия рок-н-ролльных марафонов, где каждые несколько метров стоят музыкальные группы и поддерживают участников. Это, скажем так, вообще не новшество. Красочный забег... В Европе проводят так называемые color-run, и мы решили сделать это в Набережных Челнах. Цветочный забег я впервые увидел в Омске – мы немножко привнесли свою историю и посмотрим, насколько красиво это получится. Национальный полумарафон пройдет в Казани осенью: этот забег мы придумали сами.

История с самым массовым забегом в тюбетейках – тоже наша идея, и в этом году мы попробуем раскрутить ее еще сильнее. Возможно, пригласим даже кого-то из Книги рекордов Гиннесса.

– Как обстоят дела с партнерством за пределами Казани? Насколько сложнее работать в районах в этом плане?

– Да я вам скажу, что и в Казани с этим не так просто. Спортивный маркетинг – он особенный и уникальный, поскольку оценить эффективность каждого вложенного рубля очень сложно. При этом велик риск недооценить этот самый маркетинг и эффект от спонсорства. Мы пытаемся, у нас с каждым годом работать в районах получается все лучше. Это, конечно, сложнее, чем в Казани, но и на местном уровне есть партнеры, которые видят эффективность от нашего сотрудничества.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+