Владимир Алекно: «С каждым годом мы поднимаем планку все выше и выше»

19 Мая 2017

Прочитано: 662 раза

Фото: Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Сергей Гаврилов
Главный тренер казанского «Зенита» Владимир Алекно на встрече с журналистами подвел итоги очередного чемпионского сезона, прокомментировал кадровые изменения в команде и рассказал о будущем Алексея Вербова, Лорана Алекно и Вильфредо Леона.
– Вы всем довольны в этом сезоне – команда выиграла чемпионат, Кубок, Суперкубок России и Лигу чемпионов?

– Если я скажу, что недоволен, то мне скажут, что я сумасшедший тренер. Конечно, доволен выступлением команды, доволен результатом. Может быть, мало доверял тем ребятам, что стояли в «квадрате». Имея потенциал основной шестерки, наверное, была возможность дать больше играть Евгению Сивожелезу, Ивану Демакову, Игорю Кобзарю, дать им возможность решать какие-то задачи. Но когда ты не имеешь права на ошибку, то выбираешь простой путь к тому, чтобы выиграть и двигаться дальше, а не какие-то эксперименты. Вот, наверное, от этого остался осадок: со столь сильным первым составом второй мог бы больше помочь.

– Из четырех завоеванных титулов за какой больше всего переживали?

– У нас была возможность выполнять задачи, и каждый финал был для нас важен. Может быть, со стороны наши победы выглядели легкими, но мне лично трудно дался «Финал шести» чемпионата России в Москве, тяжело дался. Я в какой-то момент забыл, что у меня не было перерыва после Олимпиады, работал из последних тренерских сил. Тяжело было совладать со своими эмоциями, это и есть усталость.

– В чем секрет побед «Зенита»? У команды много завистников и злопыхателей, недовольных ее постоянными победами.

– Это было, есть и будет. Когда-то не любили «Белогорье», сегодня не любят «Зенит» – это вполне нормальное явление в спорте. Каждый клуб, комплектуя команду перед сезоном, ставит перед ней какие-то задачи. Спонсоры и руководители всех команд Суперлиги амбициозны, считают, что у них есть шанс. И когда этот шанс не реализовывается, то понятно, что нас не будут любить. Нужно к этому относиться спокойно. И быть сильнее, выше всего этого. Мы сильные, мы побеждаем – это факт. Имеем сильный подбор игроков. Ведь не раз было в спортивной практике, что не всегда побеждали звезды.

В нашей команде нет равнодушных и безразличных. Все настроены на победу, как гитара, даже наши новички быстро понимают, куда пришли и что от них требуется в «Зените».

– Значит, победы не приедаются?

– Да нет! С каждым годом мы поднимаем планку все выше и выше. Интересно решать задачи. По ходу сезона и я, и ребята не раз говорили, что жаль, когда бывают проходные игры.

– Вы не раз говорили, что вам не хватает упорных сетов, когда завязывается борьба.

– Когда стоит высокая задача, ты не можешь сравнивать игру команд, скажем, последней четверки Суперлиги с финалом Лиги чемпионов. Порой имена ничего не значат. Такие имена, как у нас, сегодня есть и в итальянской «Мачерате», но у них что-то не получилось в «Финале четырех» Лиги чемпионов. Честно скажу, перед римским финалом я готовил команду к борьбе как раз с «Мачератой», большая часть тренировок проходила под «Мачерату». Допустил такую глупость – точнее, проявил недальнозоркость. Потому что был уверен – именно эта команда будет играть в финале, а она проиграла в полуфинале «Перудже». И когда ты играешь с аутсайдером Суперлиги, который в трех сетах набирает 20 очков, понимаешь, что это тебе ничего не дает.

– Вам не обидно, что в чемпионате России есть «Зенит» и все остальные – в финалах Суперкубка и чемпионата страны московское «Динамо» было бито со счетом 3:0?

– Я бы не сказал, что существует такая большая пропасть. Я ничем не могу помочь соперникам. Если «Зенит» кого-то не устраивает, то пускай стараются быть похожим на «Зенит».

– Есть реальные планы «Газпрома» создать в Санкт-Петербурге третий «Зенит», волейбольный, кроме существующих футбольного и баскетбольного. Что вы думаете о такой перспективе?

– В плане волейбола это очень хорошо. Это будет сильная команда, и город заслужил ее. Достаточно серьезная волейбольная история у Санкт-Петербурга. «Газпром» полностью переезжает в Санкт-Петербург, и им хочется иметь команду у себя в городе. Это вполне нормальное желание Питера и «Газпрома». А дальше все зависит от их решения – нужна им команда, которая выигрывает, или нет. Этот вопрос мне сложно комментировать. На ближайшее время у казанского «Зенита» есть подтверждение финансирования, а дальше – поживем, увидим.

– Прокомментируйте последние кадровые изменения в команде. Команду покинули Евгений Сивожелез, Игорь Кобзарь, Денис Земчонок, Владимир Мельник, Андрей Ащев.

– Сегодня проводить селекцию «Зениту» очень сложно, так как нашей стартовой шестерке на случай травм нужна плюс-минус равноценная замена. Наши лидеры далеко не машины, имеют право на усталость и болезни. Имея команду с Александром Бутько, Вильфредо Леоном, Артемом Вольвичем. Максимом Михайловым и так далее, очень тяжело набрать равноценный второй состав, чтобы можно было кому-то дать отдохнуть, например. Никто сегодня не хочет идти под Михайлова, так как понимает, что будет мало играть. Мы пригласили Никиту Алексеева из «Новы» на позицию второго диагонального, он хорошо себя зарекомендовал, я давно к нему присматривался. Пообещал ему, что у него будет больше игрового времени, чем это было обычно в «Зените». Уход Кобзаря понятен. В какой-то сезон он много играл, «Зенит» с ним побеждал. Его желание играть больше понятно и нормально.

То же самое касается Евгения Сивожелеза. Он почти год пропустил из-за травм в совокупности и только-только начал набирать форму. Ему можно было больше доверить, но, как я уже сказал, имена для меня ничего не значат. Нужно было показывать это на площадке, а он только набирал форму. Чтобы получить больше времени, нужно было выглядеть сильнее Леона или Мэтта Андерсона. Евгений решил продолжить карьеру там, где будет больше играть.

С Андреем Ащевым немного другая ситуация. Для меня это больной вопрос. Таких, как он, очень мало в России. Я поработал с очень многими игроками, но таких командных людей, которые полностью отданы волейболу, говорят, что не болит, когда все болит, очень мало. Это относится к Андрею. Таких, как он, можно пересчитать на пальцах одной руки. Но я хотел найти игрока чуть моложе и чуть экономичнее.

Не думайте, что у нас такой большой бюджет, что мы можем позволить себе все. Мы тоже лимитированы во многом. Нет такого – делаем, что хотим.

– Кто будет второй связкой после Бутько?

– Пока планируем, что Лоран Алекно. Понятно, что это в какой-то степени риск, но не потому, что у нас с ним одинаковая фамилия. В этом году я посетил больше его матчей за «Академию», чем за все существование команды. И я смотрел на него не как отец, а как главный тренер «Зенита», чтобы принять это решение. Те ребята, которых можно было взять, были мне неинтересны. Они не соответствовали моим требованиям, тем более что они иностранцы. Лоран хорошо добавил, поработав с Константином Сиденко. Не могу не отметить работу «Академии», это часть нашей клубной пирамиды, она очень важна. Там есть хороший, перспективный Кононов, я обратил на него внимание. Думаю, что я передержал на скамейке и Ивана Демакова, ему нужно играть. Если мы отправим его в арену, то Кононов может получить шанс в роли блокирующего.

В серьезных турнирах нашим первым номером всегда является Бутько, а кто будет за ним – Иванов, Петров, Сидоров или Лоран – не так принципиально. Все серьезные задачи будет решать Бутько. Понятно, что многое может случиться, но по отношению Лорана к учебе, личной жизни, каким-то глупостям я вижу, что волейбол для него на первом плане. Он живет им, не хочет ничего другого. Риск есть, но почему бы не дать ему шанс?

– В доигровку вы позвали Игоря Юдина («Быдгощ», Польша) и Максима Пантелеймоненко («Динамо», Краснодар). Почему? Вас не смущает, что Пантелеймоненко из-за конфликта с руководством краснодарского клуба не играл полтора года?

– Повторюсь, что получить все, чего мы хотим, сейчас невозможно. Меня тоже спрашивали: почему Максим, вот он не играл давно... Но поверьте, люди, как Леон или Сивожелез, не сидят, не ждут, когда освободится место в «Зените». Максим не играл в последнее время не потому, что плохой волейболист, а по другим причинам, он полноценно тренировался в Казани. Мы видели, что он может помочь, может показать хорошую игру. У него амбиции, огромное желание доказать, что он живой.

Что касается Юдина, то благодарю Владимира Мельника за огромную работу. Благодаря ему был поддержан высокий уровень тренировок, но этого мало. Юдин сегодня играл в свой волейбол в Польше. Думаю, от него я получу не меньше, чем от Мельника, если не больше. А каким он будет доигровщиком – первым, вторым или третьим – определяю не я. Это решают игроки. Мне все равно. Если сегодня будет кто-то лучше Леона, Вильфредо сядет на скамейку. И то же самое касается Бутько и Михайлова. Игроки должны сами определять состав.

– В нынешнем сезоне лучшим бомбардиром команды стал Михайлов, Леон забивал меньше, это тренерский план или следствие работы связующего?

– Все зависело от Бутько, он всегда сильно зависим от диагонального. Это хорошо. Что Леон, что Михайлов, что Андерсон – все они наши решающие игроки.

– Вы довольны экспериментом с Алексеем Вербовым, который половину сезона был либеро, а другую половину – главным тренером «Зенита»?

– Я-то доволен. Главное, чтобы доволен был он. Я вижу в нем тренера. Хорошего или плохого – покажет его карьера. Но тренерская жилка в нем есть. Понятно, что в ситуации, которая есть в России с тренерским штабом, ему можно было доверить команду, и он бы справился, не проходя по лестнице от Высшей лиги «Б» до Суперлиги. Пока такого доверия нет, а мне легче – я работаю с ним каждый день. Я уверен, что его время еще придет.

Также ему удалось сохранить свое здоровье, так как часть сезона он работал тренером и выдержал весь сезон. Вербов – не молодой мальчик, и для него это немаловажно. Пока принято решение, что он продолжает игровую карьеру, он подписал контракт на год. А дальше посмотрим.

– Как у вас проходит коммуникация с главным тренером сборной России Сергеем Шляпниковым?

– Проходит очень плодотворно. Есть даже договоренность, что я приму участие в одном из сборов команды, посмотрю со стороны на тренировочный процесс, поделюсь своими мыслями. Я готов это сделать. Я отдал много сил, здоровья, энергии ради российского волейбола, и сборная мне далеко не безразлична после трех олимпиад. Но Михайлов будет лечить голеностоп, Вольвичу предстоит операция на нос, так что они будут не только играть в сборной, но и проходить своеобразное техническое обслуживание. Им не до отдыха...

– Исходя из интересов российского волейбола, лимит на двух легионеров в командах Суперлиги себя оправдывает?

– Пока оправдывает. В ряде команд нет ни одного легионера, не каждая команда может позволить себе даже одного сильного иностранца. Легионеры должны усиливать наш чемпионат, быть примером для молодежи.

– Российский волейбол после победы на Олимпиаде в Лондоне в основном вспоминают только в негативном ключе: мельдоний, чебуреки Спиридонова, самолет и Кимеров и так далее. Как вы считаете, что можно сделать, чтобы решить эту проблему и вернуть на тот уровень, который был в 2012 году?

– Не стоит ставить на одну скамейку победу на Олимпиаде и все остальные случаи. Я не зарегистрирован ни в одной соцсети и не могу комментировать историю со Спиридоновым. Она двоякая. Он правильно говорит: не хотите его читать – не читайте. Это его личная страничка. Слишком раздули эту историю, больше похоже на пиар какой-то. Мы же прекрасно знаем Спиридонова, знаем, на что он способен. Но я не могу комментировать это, так как просто не читаю все это. Что касается пикировки тренеров из Сургута и Новосибирска, то не хочу кого-то оскорбить. Можно было и без этих споров обойтись. Можно понять и того, и другого, вот только не стоило им в такой форме, через СМИ, решать свой спор. Они разберутся.

– Говоря о клубах, в XXI веке только «Трентино» и «Зенит» трижды подряд выигрывали Лигу чемпионов. Что есть общего у этих команд?

– Подбор игроков, очень сильный, как и их возможности.

Игроки делают результат. Есть у тебя сильный состав, то команда делает результат. Моя задача как тренера – организовать их, подготовить тактически и физически.

– Владелец футбольного «Спартака» Леонид Федун говорил, что от тренера успехи команды зависят на 10 процентов, сейчас, после победы в чемпионате России, – на 100 процентов. А как с этим в волейболе?

– Что я могу сказать? Конечно, только тренер все решает. А если серьезно, то здесь должно быть все вместе. Было много звездных составов, которые ничего не выигрывали и наоборот – съедали тренера. Единый коллектив добивался результата, все вместе, даже менее звездным составом. Проценты я расставить не могу и не буду этого делать.

– Нынешний Леон достиг своего пика?

– Ему есть над чем работать, и у него работы непочатый край. Да, он сильный игрок, который может решить любую задачу мирового масштаба в физическом плане. Он может убить соперника подачей, сильно ударить. Но в том, что касается техники, приема, передачи, ему нужно много работать. Ему проще вынести кого-то своим ударом, чем поработать над тактикой.

Психологически он сильный парень. Для своего молодого возраста он очень умен. За короткий срок он выучил русский язык лучше, чем все легионеры, которые были у меня раньше. Леон говорит по-английски, по-русски, по-польски. Он талантлив во всем.

– Как думаете, Сергей Тетюхин еще поиграет?

– Про него страшно говорить. Его уже лет десять отправляют на пенсию, а он все еще здесь. Насколько знаю, он не собирается уходить, и следующий сезон еще поиграет, мы его еще увидим.

– Вас часто видели на матчах «Ак Барса» в КХЛ. Вы там как тренер или как болельщик?

– Как болельщик. Что мне там делать как тренеру? Я глубоко уважаю хоккей. Это настоящие мужики. Очень люблю хоккей и как тренер могу поучиться характеру, тому.ю как можно перешагивать через боль и продолжать игру. Очень нравится хоккей.

– Нынешний чемпионат мира по хоккею смотрите?

– Конечно! Расстроился из-за поражения от американцев. Хорошо играли, но не стали первыми в группе. Я лично знаком с Олегом Знарком и многими хоккеистами, за них переживаю. Знарок такой же сумасшедший и эмоциональный, как и я. Он болеет за игру, живет ей.

– Кто был вашим любимым хоккеистом в детстве?

– Я полюбил хоккей в детстве, во времена «Красной машины» – сборной СССР с Вячеславом Фетисовым, Сергеем Макаровым, Игорем Ларионовым, Володей Крутовым, Алексеем Касатоновым. Со всеми знаком лично. Они мне больше всего нравились, больше, чем предыдущие лидеры сборной – Валерий Харламов, Владимир Петров и Валерий Михайлов. Это была машина! Они учили побеждать своим примером. При взгляде на них зарождался победный дух.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+