Бабушка сгоревшей в автобусе под Заинском студентки: «Водитель сразу после ДТП сказал, что у него был полный бак солярки»

16 Февраля 2018

Прочитано: 2207 раз

Автор материала: Эльвира Мухаметдинова
В Заинске вынесли приговор по едва ли не самому резонансному ДТП прошлого года в России. Речь идет о сгоревшем минувшим летом автобусе, в котором погибли 14 человек. Обвинение в нарушении ПДД и причинении смерти по неосторожности было предъявлено водителю автобуса «Неоплан», принадлежащего АО «Евразийская корпорация автовокзалов», 56-летнему Александру Ижмукову.

Судья зачитывала приговор больше двух часов. В итоге лишь прокурор Ринат Каримов заявил, что в целом решение его устраивает, но при этом оговорился — документ еще требует тщательного изучения. Родственники же погибших и подсудимого выразили свое недовольство по поводу приговора. Кому-то он показался слишком мягким, кому-то — слишком суровым.


Напомним, ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что в ночь на 2 июля на 52-м километре трассы Набережные Челны — Заинск — Альметьевск в аварию попал автобус, в котором ехали 28 пассажиров.

Как установило следствие, водитель «Неоплана» превысил скорость, не учел дорожных и погодных условий, пренебрег дистанцией и столкнулся с грузовиком «МАН», который находился на прицепе у большегруза «КАМАЗ» и ехал в попутном направлении. От удара автобус загорелся, выехал на разделительную полосу и перевернулся. В результате аварии 14 человек погибли, в том числе четверо детей, остальные получили различные травмы. Автобус и грузовики полностью сгорели.


В приговоре суда нашел отражение и тот момент, что Ижмуков вину не признал. На суде подсудимый сообщил, что 25 лет работает водителем, хорошо знает трассу, в ту ночь ехал с разрешенной скоростью и никогда бы не попал в аварийную ситуацию, если бы перед ним не выскочил «МАН», у которого, по утверждению Ижмукова, не горели габаритные огни или же они были сильно грязными. Также, по его словам, на грузовике не было аварийного знака.

По предположению Ижмукова, ДТП могло произойти вследствие того, что сцепка между «КАМАЗом» и «МАНом» пришла в негодность, из-за этого иномарку болтало из стороны в сторону. Вполне могло случиться так, что в какой-то момент сцепка сорвалась, и это привело к столкновению.

Однако, по мнению суда, утверждения Ижмукова опровергаются свидетельскими показаниями очевидцев происшествия из числа родственников погибших, выживших в аварии пассажиров, водителей грузовиков «КАМАЗ» и «МАН», а также других участников дорожного движения.


Большинство выживших пассажиров сообщали, что их выбросило из горевшего автобуса. Кто-то очнулся, уже лежа на траве, кого-то успели вытащить из салона другие пассажиры, кто-то выбрался самостоятельно. Выжившие в аварии высказывали разные мнения по поводу того, с какой скоростью передвигался автобус. Были утверждения, что водитель «не гнал». Однако суд критично отнесся к этим высказываниям, считая, что далеко не все могут правильно оценить скорость, тем более если это делалось «на глазок».

Что же касается автотехнической экспертизы, то, по утверждению экспертов, автобус шел со скоростью не менее 113,9 километра в час, что и стало основной причиной столкновения. Мнение же эксперта, которого привлекли к делу адвокаты Ижмукова, суд счел необъективным, поскольку в его распоряжении были только те документы и факты, которые предоставили защитники подсудимого. А этого явно недостаточно для проведения полноценной экспертизы.


Суд дал также оценку другим аргументам стороны защиты. В частности, он опроверг доводы о том, что знака «70» не было на том отрезке пути, пока не произошла авария. Напомним, что свои сомнения в подлинности знака адвокаты аргументировали тем, что знак выглядит новеньким — на нем нет следов копоти и гари, хотя он находился в эпицентре ДТП.

В решении получила отражение и ситуация с видеорегистратором, уничтожение которого экспертом наделало много шумихи в прессе. Как еще раз сообщил после судебного процесса прокурор, запись видеорегистратора пытались восстановить сначала в Казани, потом в Москве.

Пытаясь извлечь информацию, московский эксперт применил способ, который привел к уничтожению самого прибора. «Он просто предпринял последнюю попытку достать нужные сведения, уничтожающую», — объяснил прокурор.


По мнению суда, у Ижмукова была техническая возможность предотвратить аварию, но из-за пренебрежительного отношения к ПДД он этого не сделал. В качестве смягчающего обстоятельства суд признал тот факт, что Ижмуков сам пострадал в ходе ДТП — во время столкновения его выбросило из автобуса, он потерял сознание, когда очнулся — стал помогать людям выбираться из горящего салона, для чего выбил заднее окно.

Суд приговорил Александра Ижмукова к 4,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. В качестве дополнительного наказания суд установил ограничение в виде запрета заниматься профессиональной деятельностью, связанной с вождением автомобиля, в течение трех лет.

Гражданские иски потерпевших, касающиеся материальной компенсации морального вреда, суд отклонил, сообщив, что потерпевшие могут предъявить свои претензии в процессе гражданского судопроизводства.

Напомним, что гражданские иски подали чета Галимовых, которые потеряли в ДТП дочь — выпускницу медицинского университета. Они оценили моральный ущерб в 50 миллионов рублей. А также гражданские требования предъявил Валерий Мельников, который потерял в ту ночь жену и двух сыновей. Его исковые претензии составили 4,5 млн рублей.


Отметим, несколькими днями раньше, во время прений сторона обвинения просила для подсудимого 6,5 года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Помнится, тогда после заседания к прокурору подошел один из потерпевших и с горечью в голосе упрекнул: «А ведь говорили, что запросите семь лет». Потом в разговоре с корреспондентом ИА «Татар-информ» потерпевший продолжил тему: «Погибли ни в чем не повинные люди, страшной смертью погибли, за такое и семи лет мало...»

Сразу же после завершения суда родственники Ижмукова выступили с заявлением о том, что их не устраивает принятое решение. В первую очередь потому, что в нем не нашли отражения существенные факты. Так, племянница Александра — Юлия Ижмукова заявила, что считает приговор необоснованным. По ее словам, он противоречит изложенным в ходе процесса фактам. В первую очередь родственников не устроил акцент, сделанный в приговоре на нарушении скоростного режима. Утверждение, что автобус шел со скоростью 113,9 километра в час, по ее словам, осталось недоказанным. Поскольку данные системы ГЛОНАСС указывают на то, что превышения скорости во время прохождения допущено не было. Во время ДТП она составляла 74 километра в час. Ижмукова подчеркнула, что автобус оборудован ограничителем скорости, который не допускает превышения скорости более 100 километров в час.

«Возмущает и история с флеш-картой с видеорегистратора, — сообщила девушка корреспонденту ИА „Татар-информ“. — Тот факт, что она оказалась нечитабельной, не дает права ее уничтожать. Поскольку у предмета есть собственник – это предприятие-перевозчик. Поэтому только владелец может ею распоряжаться и принимать решение — уничтожать или сохранить».

Покидая зал заседания, сын Александра Ижмукова крикнул отцу: «Держись, ребята передают тебе привет!» Видимо, речь шла о водителях самарского предприятия, которые, по словам родственников, переживают за коллегу.

Свое недовольство приговором в разговоре с корреспондентом ИА «Татар-информ» выразили и потерпевшие.


Так, вдова погибшего декана факультета математики и естественных наук Ижевского государственного технического университета имени Калашникова, доктора физико-математических наук Али Алиева Ольга Мищенкова сказала, что не чувствует удовлетворения от приговора.

«Правду так мы и не узнали», — сказала она. — Нам преподнесли только одну версию случившегося. Версию же о том, что водители „КАМАЗа“ и „МАНа“ причастны к ДТП, просто не проверяли. Хотя абсолютно исключить такое развитие событий у меня лично нет оснований. Я не говорю, что Ижмуков не виноват. Конечно, его вина в случившемся есть. Водитель несет полную ответственность за тех, кого он везет. Однако наказание должны понести все виновники происшествия, а не только тот, на ком сфокусировало свое внимание следствие. Осталось очень много вопросов. Уже доказано, что наши родные погибли от огня, а не от столкновения. Откуда взялся пожар, откуда появился разлив топлива на трассе — никто толком не объяснил».

Бабушка погибшей Марии Галимовой посчитала вину Ижмукова доказанной.

«В 2016 году я ездила в Самару, возвращалась обратно на автобусе Александра Ижмукова, — заявила бабушка ИА «Татар-информ». — Он и тогда гнал автобус с сумасшедшей скоростью. За окном лил дождь, а он ехал, не сбавляя скорости. Всю дорогу я молилась, чтобы не попасть в аварию. А здесь утверждают, что он ехал со скоростью чуть ли не 70 километров в час. Так не бывает, чтобы водитель "перевоспитывался" в течение короткого времени. Сразу же после аварии мы были на месте происшествия. Уже тогда все говорили, что автобус шел со скоростью свыше ста километров. А сейчас выясняется, что у него стоял ограничитель и он ехал без нарушений. Что за сказки? Откуда они только взялись? Если бы “КАМАЗ” и ”МАН” везли топливо, то большегрузы просто взорвались бы, а не горели, как это случилось. Эти машины по всей округе по частям бы собирали. А Ижмуков сразу на месте происшествия сказал: “У меня был полный бак солярки”».

Осталась недовольна бабушка и тем, что Ижмуков отправится в колонию-поселение.

«Мы по телевизору видели, как живут в этих колониях-поселениях водители, которые совершили смертельные ДТП. Хорошо живут. Холодильники забиты продуктами до отказа. Условия почти домашние. Жены к ним могут приезжать и оставаться на проживание чуть ли не на 13 дней», — сказала пожилая женщина. А затем добавила: «Он-то будет жить, а нашу внучку уже не вернуть».





Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна