Актер Анатолий Белый: Готов делать свой проект для школьников Татарстана

8 Апреля 2018

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: Оксана Романова
В Казани прошел вечер заслуженного артиста России, ведущего актера МХТ имени Чехова Анатолия Белого. Востребованный исполнитель множества ролей в кино и сериалах представил свою сольную программу «Кинопоэзия» – молодой авторский проект, в котором стихи Мандельштама, Пастернака, Бродского, Маяковского и Ахматовой стали основой для сюжетов мини-фильмов, как называет их сам актер.
Такое своего рода короткометражное кино переплеталось с живым исполнением лирики со сцены. Подробнее о проекте «Кинопоэзия» как о новом жанре, который, по мнению актера, сможет заинтересовать мало читающую и ориентированную на видеовосприятие молодежь, а также о творческих планах Анатолий Белый рассказал в интервью корреспонденту «Татар-информа».

– Приветствуя казанских зрителей, вы признались, что программу вечера составили стихи поэтов Серебряного века, которые цепляют вас самого. А современники, современная поэзия – не цепляют?

– Цепляют, просто, если честно, руки не доходят. У меня и в репертуаре есть несколько современных стихотворений, хотя в отдельную программу они пока не выросли. Я читаю, например, стихотворения Веры Полозковой, Влада Маленко, Федора Сваровского.

Вообще то, что я сегодня показал, – это не весь контент. На сегодняшний день у нас больше 25 фильмов снято. Мы существуем всего полтора года, но это некоммерческий проект и у нас нет финансовой поддержки. Так что снимаем понемногу, все время находясь в поиске. Шли по календарю, и получилось, что в программе пока в основном Серебряный век. 



– Как вы сами сказали, задача проекта – привлечь к поэзии молодое поколение, подростков и даже детей. Но то, что сегодня звучало, – серьезный материал, и тут, наверное, дело даже не в том, в какой форме стихи изложены…

– Да, это стихи для старшеклассников и старше. В прошлом году я ходил по школам, пытался напрямую понять, как это воздействует. Делал открытые уроки с применением наших фильмов. Того же Маяковского я показывал в одной московской школе, где у старшеклассников как раз была эта тема. Я попросился прийти и включить им наши мини-фильмы – мне самому это, правда, интересно. И они (школьники – прим. Т-и) действительно открылись после этого.

Да, есть люди, которые говорят, что у них другое видение. Не все сразу ахают, но в основном, как было в этой школе, ребята начинают говорить. Я спрашивал, про что это, как они поняли... Потихоньку они разговорились и один парень, например, сказал: «Это про меня, а меня никто не понимает». Учительница после урока говорила, что такого отклика, обратной связи никогда еще не было, хотя она их все время пытается вывести на разговор. А они современные ребята, которые не любят разговаривать, и тут из них это вдруг пошло.

Если же мы говорим о детях, то детского контента действительно еще нет. Мы только еще работаем над тем, чтобы заинтересовать этим проектом Министерство образования и, может быть, тогда найти деньги, чтобы сделать и детский блок. Есть замыслы по сотрудничеству с "Союзмультфильмом". 12 апреля с Московским зоопарком мы будем презентовать мини-цикл из четырех фильмов, в том числе с применением анимации, на стихи о животных. Это будет большой благотворительный вечер в поддержку четырех детских фондов. 



А в целом нам сейчас действительно просто нужен заинтересованный партнер. Но для этого, как во всяком новом деле, сначала нужно перевернуть сознание людей, аудитории – намыть это золото, как говорится.

– Недавно произошедшая трагедия в Кемерово, траур о многом заставили задуматься общество и в том числе приглушили настроение культурных мероприятий последних дней. Изменилось ли что-то в программе «Кинопоэзии» для казанских зрителей?

– Мы еще не пережили это. Это невозможно пережить никак. Я косвенно говорил об этом в конце вечера: не хотел возвращаться к этой теме, потому что это очень тяжело. Я понимаю, что это трагедия, которая никуда не денется – она случилась, она с нами и очень остро переживается. 

В программе для Казани я убрал одно весеннее, легкое стихотворение из юмористического Бродского и поставил вместо него «Письмо генералу Z». Я сделал это сознательно: сегодня программа была более драматичной, чем обычно, чем, скажем, в Риге накануне 8 Марта. В вашем городе я усугубил трагичность, но в конце я всегда читаю Маяковского, потому что надо иметь мужество жить дальше. Впадать в панику нельзя. 



От того, что мы сейчас все кинемся проверять эвакуационные выходы, они все не откроются разом все равно. У людей есть инструкции, есть свои, неведомые нам понятия, и никто запасные выходы с первого пинка не откроет никогда. Просмотрев много информации в интернете, увидел там очень хороший текст о том, что не нужно впадать в панику, нужно спокойно делать выводы. Другое дело, что вся наша пожарная система на 90 процентов недееспособна. Вот они висят (датчики дыма – прим. Т-и), а сработают ли они – никому неизвестно. Это сложная тема: я не впадаю в панику, я молюсь за своих детей.

– Продолжая жить… Вы называете этот проект даже новым жанром. В чем его преимущества, помимо того что он ориентирован на предпочтительное визуальное восприятие молодежи?

– Кинопоэзия сама по себе многоприкладная. Много чем можно заниматься, заручившись ею – и образованием, и просвещением, и развивать эстетическое восприятие, и проводить благотворительные акции. Я твердо убежден, что наш проект, когда идет воздействие и музыки, и видеоряда, и текста, и доносимого смысла, не может не воздействовать и оставлять равнодушным.

Если только человек совсем глух к поэзии. Есть такие, без оценки – ни плюс, ни минус. Им просто не нравится. А есть люди, которых это пробивает. Ради них, наверное, это все и делается.



– Вы упомянули об уроках в московских школах, где вы знакомили учеников с вашим проектом и таким образом в конечном счете с поэзией. А что нужно, чтобы такой урок состоялся в школе Казани?

– Честно скажу, во-первых, меня не хватит на все школы. Во-вторых… Я уже пробовал потихоньку, по одному проводить такие мероприятия. Но это все глохнет на следующем этапе, потому что это надо делать организованно – сверху по всей стране. Я рассуждаю в этом смысле стратегически, и если уж приходит предложение, то оно должно быть масштабное, чтобы мы сразу делали презентацию в качестве показательного урока, на котором будут присутствовать методисты Министерства образования, чиновники, которые бы посмотрели это сразу своими глазами и дали оценку. Мы бы с ними об этом подискутировали, может быть, поспорили. Может быть, мне бы сказали: «Нет, Анатолий, вы ошибаетесь, это полная фигня, никому это не нужно».

К такому разговору, диалогу я готов. Просто приехать в какую-то школу – это пшик, это из пушки по воробьям. Надо пробивать эту стену большими ядрами. Например, если в департаменте образования или, не знаю, как это у вас называется, в Министерстве образования Татарстана, я смогу сказать: «Ребята, вот такая идея. Давайте продвинем это в школах». Ради такого массового продвижения, КПД, чтобы действительно выхлоп был, это резонно.

– На сцене Татарской филармонии вы были один. Но и по тому, что увидели и услышали зрители, и по титрам к мини-фильмам видно, что в проекте задействовано очень много людей. Сколько человек в вашей команде?

– Проект «Кинопоэзия» на сегодняшний день – это три человека. Я, моя жена (по совместительству креативный продюсер, который придумывает разные истории) и наша техническая поддержка компания «Кедр».

У нас нет поддержки, маркетинга, мы существуем на энтузиазме. Огромное количество людей в титрах – это группы, которые набираются на отдельно взятое маленькое, но кино. Четвертый человек под названием «литературный редактор» помогает мне отбирать стихи. Это прекрасная детская писательница Маша Вайсман, моя сестра. Так что это такой семейный подряд – просто потому, что мы хотим это делать. Мама прививала нам с детства любовь к поэзии, и мы учили стихи.



– На каком этапе сейчас «Кинопоэзия»: на подъеме, на пике и поглощает все ваше время и мысли или вы уже задумываетесь над чем-то еще?

 – Проект в развитии. Ни о каком пике не может быть и речи, потому что все тяжело. Он развивается. Может быть, медленнее, чем хотелось бы, но развивается. 

Как я уже говорил, мы запускаем детский цикл с Московским зоопарком. Дальше с фондом Алишера Усманова и его фестивалем искусств «Арт-окно» мы организовали конкурс кинопоэзии в этих регионах (проходит в Курской, Белгородской и Оренбургской областях – прим. Т-и). Кстати, почему бы в этом не поучаствовать Татарстану?.. Он заключается в том, что местные режиссеры пишут сценарии на стихи великих поэтов, которые родились в этих областях, мы их отсматриваем и выбираем лучший. На сценарий победителя из каждой области снимем мини-фильм. В конце года три таких фильма презентуем в Москве отдельным мероприятием.

Нашим проектом заинтересовалось Министерство культуры Красноярского края – они хотят популяризировать местных поэтов. Скорее всего, они тоже будут проводить если не конкурс, то некий отбор, по результатам которого мы там точно по местным авторам тоже что-то снимем. 
В этом году второй раз будет проводиться кинофестиваль «Горький fest». В прошлом году мы там презентовали целый блок «Кинопоэзии». В этом году мы там будем показывать новые фильмы и тоже запускаем конкурс для режиссеров этого региона – в честь 150-летия Максима Горького. По сценарию победителя на стихотворение Максима Горького при финансовой поддержке фестиваля снимем мини-фильм.

В целом за 1,5 года существования проекта я объездил с ним по стране с десяток городов. Был и в Красноярске, и в Рязани, и в Оренбурге, и в Курске, и в Белгороде, и в Старом Осколе, и в Губкине. В начале марта выступал в Риге. После Казани – Самара и Тольятти. 



– На родине вообще часто бываете (детство актер провел в Тольятти – прим. Т-и)?

– Совсем нечасто. У меня там практически никого не осталось. Только два школьных друга. Так сложилось, что для меня Тольятти не стал родным городом. Я могу этим обидеть кого-то, но это моя внутренняя история. Самара, наверное, ближе, потому что это было как раз студенчество, отрыв в совершенно другую жизнь, даже смена жизни, когда в 19 лет я бросил институт и пошел в театральное. Самара больше оставила эмоциональный след – это переломный момент в моей жизни на 180 градусов.

– Когда и в каких новых ролях зрители смогут увидеть вас в киноработах?

– Я все жду, сам никак не могу понять, когда это будет. Наверное, по слухам, осенью будет сериал на Первом канале, который мы сняли аж полтора или два года назад. Называется «Садовое кольцо». Это эдакая острая современная московская семейная драма. Я в этом сериале играю роль человека, у которого рухнул бизнес. Эта драма вскрывает и его, и все отношения вокруг: кто с кем, какими масками прикрывался, кто кого любил, кто кого предал… Но мой персонаж – борец.



– В 2009 году вы были в Казани с гастролями спектакля «Белая гвардия». Есть ли уже сейчас мысли, с чем приедете в наш город в следующий раз?

– Я бы с удовольствием вернулся, потому что сегодня (проект «Кинопоэзия» был представлен 31 марта – прим. Т-и) зритель был, действительно, прекрасным. Тишина была хорошая: они слушали, они внимали. Мне кажется, им было интересно. И я очень рад, потому что материал-то, действительно, сложный.

Я прекрасно понимаю, что кому-то вот такая поэзия просто непонятна, не близка. Кому-то ближе Рождественский, Евтушенко, Ахмадуллина… Мне кажется, я пытался доносить этими сложными строчками то, что я хотел сказать. Но сегодня был очень внимательный зритель, он был такой настороженно внимательный, вникающий, продирающийся сквозь сложные смыслы.. Они, правда, хотели понять, что я им говорю. Мне кажется, там была связь. Я слышал, что она была.

В следующий раз?.. Есть у меня еще проект с Аленой Бабенко, например. Приглашайте – приедем.




Самое читаемое
Комментарии







Культура

Выходные в Казани: гонки на квадроциклах, Arenaland, Казанский триатлон 2018

Выходные с 20 по 22 июля в Казани выдадутся как никогда насыщенными и жаркими. Для любителей спорта пройдут кольцевые гонки, состязания на квадроциклах и Казанский триатлон 2018. Для любителей сверхъестественного и необычного состоится лекция о двух феноменальных явлениях – великом противостоянии Марса и полном затмении Луны, – которые совсем скоро можно будет наблюдать на небосводе.

Культура

Коварная болезнь МакSим: почему певица бросила сцену на пике популярности

В конце июня уроженка Казани певица МакSим сделала публичное заявление о том, что уходит в бессрочный творческий отпуск. Для фанатов  данное сообщение прогремело как гром среди ясного неба. Как на пике своей популярности и расцвета певица решилась уйти со сцены, ведь 10 июня певица отпраздновала свой 35-летний юбилей и готовила новый материал для поклонников.

Культура

Тинчуринский театр: можно ли выжить без грантовой поддержки и репертуарной политики?

Театралы, вы обратили внимание, как в последние годы «угасает» театр Тинчурина? На различного уровня фестивалях его нет – то ли не участвует, то ли участвует, но не побеждает. Нет и премьер, замеченных театральным сообществом. Когда-то он с передвижного вырос до стационарного, получил имя великого деятеля татарской культуры Карима Тинчурина. В наши дни сумел провести прекрасный ремонт в своем здании в центре города. Здесь работает уже успевшая стать легендой татарского театра Исламия Махмутова… И сегодня этот театр на глазах утрачивает свои позиции.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна