Айрат Нурутдинов, Республиканский фонд поддержки: В ближайшие дни мы планируем закрыть порядка 10 процентов реестра третьей очереди Татфондбанка и ИнтехБанка

6 Марта 2018

Прочитано: 1491 раз

Фото: Султан Исхаков
Автор материала: Лилия Чанышева, Егор Никитин
Председатель совета Республиканского фонда поддержки Айрат Нурутдинов рассказал ИА «Татар-информ» о промежуточных результатах работы фонда, работе по реализации земельного участка в Аракчино и следующих этапах поддержки кредиторов ТФБ и ИнтехБанка.

РФП создавался как фонд помощи вкладчикам и дольщикам. Айрат Рафкатович, в итоге дольщики остаются под вашим крылом или с ними будет работать другая структура?

— Насколько нам известно, сейчас подготовлен соответствующий Указ Президента РТ о создании нового фонда. Полагаю, что в ближайшее время он будет подписан. Я знаю, что уже проводится большая подготовительная работа. Думаю, будет правильно, если о принципах работы создаваемого фонда расскажет куратор этого направления Рустам Нигматуллин (первый заместитель премьер-министра РТ — прим. Т-и). Мы со своей стороны готовы к содействию и сотрудничеству.

В конце года вы анонсировали, что в феврале начнется второй этап выплат. Что уже сделано?

— С 1 ноября мы начали принимать заявления юридических лиц на выплаты до 300 тыс. рублей, а с 1 февраля увеличили порог оказываемой поддержки до 500 тыс. рублей. Напомню, что речь идет о юридических лицах, которые являлись клиентами Татфондбанка и ИнтехБанка, и включены в третью очередь реестра требований кредиторов Агентством по страхованию вкладов. Кроме того, с 1 февраля мы начали осуществлять выплаты по заявлениям от физических лиц, относящихся к льготным категориям граждан. Речь идет о лицах, находящихся в реестре требований кредиторов Татфондбанка и ИнтехБанка, по состоянию на 31 января 2018 года являющихся инвалидами I и II групп, ветеранами ВОВ, тружениками тыла периода ВОВ, Героями Советского Союза, Героями России. Также в эту категорию входят родители ребенка-инвалида и родители инвалида с детства I и II групп. Максимальная сумма поддержки для них равна размеру вклада, но не более 500 тыс. рублей.

Важно отметить, что в первую очередь мы реагируем на наименее защищенные социальные группы. Надо понимать, что фонд создавался не как компенсационный, а как фонд поддержки.


Каких результатов удалось достичь в работе фонда?

— На сегодняшний день в фонд обратился 3001 заявитель, в том числе 2151 юрлицо и 850 физлиц. В реальности в реестре кредиторов наблюдается обратная ситуация: физических лиц намного больше, чем юридических. Дисбаланс по количеству заявлений со стороны юридических лиц объяснить просто: изначально мы начали оказывать поддержку именно этой группе. Сейчас начинаем параллельно поддерживать льготников и уже видим серьезный рост количества обращений от физических лиц.

Под первый и второй этапы поддержки подпадает около полутора тысяч заявлений на сумму порядка 300 млн рублей. Напомню, что первый этап выплат с суммой требования до 300 тыс. рублей продлится до 1 мая.

Каковы сроки второго этапа выплат?

— Изначально было принято решение завершить выплаты по второму этапу до 1 июня, но мы планируем продлить его как минимум до 1 сентября, так как 4–5 месяцев для проведения такой работы, возможно, не хватит. Перед нами стоит задача охватить как можно больше групп населения. В любом случае мы будем смотреть на динамику обращений.

Сколько физлиц подпадает под второй этап выплат?

— На данный момент в Фонд поступило 101 заявление от физлиц, относящихся к льготным категориям, на общую сумму 188 млн рублей. Сумма выплат по этим заявлениям составит 44 млн рублей. Среди обратившихся лиц в том числе шесть ветеранов ВОВ, шесть инвалидов первой группы, 16 родителей детей-инвалидов и один Герой России. Я предполагаю, что всего порядка 200 заявлений будет по этой группе физлиц.


Сколько всего выплат произведено?

— Всего на сегодня заключено 641 соглашение на сумму 87 млн рублей. Выплаты произведены 436 организациям на сумму 58 млн рублей. В ближайшие дни мы планируем закрыть порядка 10 процентов реестра требований кредиторов третьей очереди Татфондбанка и ИнтехБанка. То есть можно говорить о том, что как минимум каждый десятый фактически получит компенсацию.

Ориентировочно мы заключаем около 100 соглашений в неделю. Во всех случаях речь идет о договоре цессии — соглашении об уступке требования к банку от вкладчиков в адрес Республиканского фонда поддержки. Пользуясь случаем, я хотел бы поблагодарить Рустама Нургалиевича Минниханова и Правительство РТ, которые оказывают фонду необходимую поддержку.

Какие этапы поддержки предусмотрены в дальнейшем?

— Мы хотели бы попросить лиц, в отношении которых пока не принято решение о поддержке, чтобы они в любом случае обращались в фонд, подавали заявления и вставали на учет. Выбор категорий, которым будет оказываться поддержка, мы осуществляем по принципу обратной связи, исходя из количества обращений. Сейчас мы рассматриваем вопрос в отношении «Анкор Банка» и «Спурт Банка», так как эти банки на момент введения процедуры банкротства были зарегистрированы на территории Татарстана. И также мы рассмотрим вопрос о том, чтобы в рамках следующего этапа выплат поддержка была оказана лицам старше 70 лет.

Когда может решиться вопрос с «Анкор Банком» и «Спурт Банком»?

— Это сопряжено с двумя моментами. Во-первых, когда мы принимали решение о втором этапе, мы руководствовались тем, что у нас было достаточно средств для удовлетворения требований этой категории. Мы проводили анализ исходя из того, что обратятся все, кто входил в реестр на момент закрытия. Мы видим, что не все обращаются. По нашим оценкам, по первому этапу обратилось не более 40 процентов лиц. Соответственно, не все деньги, которые мы зарезервировали, будут в итоге использованы. Если мы увидим, что образуется достаточно средств для принятия решения в отношении следующей группы, мы рассмотрим возможность его принятия. Во-вторых, для принятия решения надо понимать размер этой группы и то, сколько средств примерно понадобится для погашения их требований. Когда конкретно? Я думаю, что это еще зависит от продажи земли. Как минимум до конца года мы это решение планируем рассмотреть.

То есть было 12 тыс. физлиц и 4 тыс. юрлиц. В итоге пока что обратилось из них меньше половины?

— Пока в основном обращались юрлица. Это связано с тем, что в самом начале мы объявляли о поддержке именно этой группы пострадавших, для которой установили максимальный порог поддержки в размере 300 тыс. рублей. Когда с 1 февраля мы подняли эту планку, произошел резкий скачок по количеству обращений.

Сколько в итоге из этих 4 тыс. лиц обратится — тоже интересный вопрос. Я вижу, что юридические лица беспокоятся, дойдет ли до них очередь. Люди с большой трагедией воспринимают, когда у них на счету осталась, например, 501 тыс. рублей и мы им отказываем. Они чувствуют острую несправедливость. Более того, люди приходят с 4–5 млн рублей и готовы дисконтом чуть ли не 90 процентов уступить. Но мы поясняем, что фонд является некоммерческой организацией и у нас нет цели заработать на дисконте.

Конечная цель стоит выплатить всем?

— Мы постоянно говорим о том, что примерно 2 млрд рублей для физлиц и 2 млрд рублей для юрлиц закроют 90 процентов реестра требований кредиторов Татфондбанка (по данным на момент закрытия реестра требований кредиторов). В настоящее время ситуация немного изменилась, но не думаю, что существенно. Можно с уверенностью говорить, что 80 процентов реестра мы должны закрыть.

Задача стоит наших татарстанцев все-таки поддержать, так?

— Мы стараемся, конечно, максимально поддержать некрупных кредиторов. Но среди татарстанцев есть, например, физическое лицо, у которого на счету в ТФБ осталось 2,8 млрд рублей. Естественно, фонд не планирует оказывать ему поддержку, то есть какую-то часть может выплатить, но не больше, чем остальным. Мы всегда очень жестко придерживаемся принципа — никаких точечных выплат, все должны быть в максимально равных условиях. Надо отдать должное коллегам из АСВ, которые ведут свою работу по плану. Мне кажется, это правильный подход, что АСВ закрывает именно крупных кредиторов в своей деятельности, а мы стараемся помочь оперативно, насколько это получается по срокам, некрупным кредиторам. Но все относительно, для кого-то и 500 тыс. рублей является крайне большой суммой.


Откуда берутся средства для осуществления выплат?

— Часть средств была из поступлений, которые мы уже озвучивали. Ранее Правительство РТ внесло в фонд земельный участок площадью 759 га. Мы 19 января объявили торги на реализацию земельного участка. Сразу скажу, что речь идет не обо всем земельном участке, а о территории площадью 71,4 га, то есть это менее одной десятой части всего участка. Пока мы не можем точно определить границы земельного участка, так как он будет четко обозначен после утверждения мастер-плана, который еще предстоит разработать. Поэтому речь идет о будущей недвижимости, ее границы будут определены позже. Деньги начали поступать сразу, с рассрочкой до 2020 года. Стоимость этого участка составляет 1 млрд 127 млн рублей. На торгах у нас было два заявителя. 19 февраля мы подвели итоги торгов и заключили договор с победителем.

Кто будет разрабатывать мастер-план? Какие планы могут быть у владельцев участка?

— Учитывая, что конкурс, который мы планируем провести, будет международным, мы хотим, чтобы в нем участвовали известные международные агентства. Для работы мы привлекли агентство стратегического развития «Центр», которое уже сотрудничало с РТ по ряду проектов. У них есть большой опыт по организации конкурса и соответствующие связи со многими агентствами. Мы заключили с ними соглашение. Сейчас уже идет первый этап, когда формируются конкурсные условия. Мы уделяем этому большое внимание, потому что хотим провести конкурс, на котором не просто были бы нарисованы красивые мастер-планы. Сейчас идет первый этап, когда агентство формирует экономическое обоснование с привлечением экспертов. В условия конкурса будут включены не просто архитектурная композиция и оригинальные подходы — нам важно, чтобы этот проект был экономически рентабельным. И на основании первого тура, когда будет проводиться экономический и технический анализ, мы с «Центром» планируем подготовить свой конкурс, сформировать жюри и объявить о его проведении в конце мая.

Подведение итогов мы планируем в конце августа. Условием конкурса является участие не менее 20 российских и международных архитектурных бюро, а результатом будет призовой фонд для трех организаций. Соответственно, мы получим три качественных мастер-плана. И на основании победившего (мастер-плана — прим. Т-и) мы будем осуществлять межевание и продвижение проекта.

С этим участком были большие вопросы по коммуникациям. Какая работа ведется в этом направлении? Туда ведь надо все подводить. К тому же стало известно, что, скорее всего, Казанский пороховой завод будет передвигаться в соседнюю республику. То есть там идут положительные сигналы.

— Да, вы правы в отношении коммуникаций. Мы предварительно собирали и анализировали информацию по этому участку. На нем наиболее целесообразна реализация проекта под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС). В этом случае количество квадратных метров получается в 10 раз меньше, чем при плотной многоэтажной застройке. Это поможет реализации этих площадей на рынке, при этом не нарушится рыночный баланс. Мы полагаем, что реализацию даже такого объемного участка можно будет осуществить в довольно короткие сроки. Речь идет о двух-трех, возможно, четырех годах.

Если бы речь шла о многоэтажном строительстве, то там на выходе было бы до 3 млн кв. м. Такой объем рынок не смог бы освоить длительное время. Кроме того, ИЖС не будет значительно влиять на экологический и градостроительный каркас города, ведь там находится зеленая зона. Максимально сохранится тот ландшафт, который сформировался.

И требования к нагрузке на сети будут на порядок меньше. Затраты на сети понадобятся, и та сумма, которая сейчас есть в фонде, какая-то ее часть, должна пойти не только на поддержку, но и на развитие сетей. С учетом заключенного договора мы видим, что у нас просматриваются источники финансирования для сетей и дорог. Реальное осуществление дорожных работ будет либо поздней весной 2018 года, либо уже в 2019 году.

Как видите, РФП не только декларирует, но и выполняет свои функции. Я думаю, что под гарантии фонда реализацию земельного участка можно начать раньше и завершить соответствующую сетевую подготовку в 2019 году.

Появление целого микрорайона в таком привлекательном месте сильно скажется на Казани как на городе.

— Мы предварительно назвали этот микрорайон «Серебряный бор» и позиционируем его как жилье бизнес-уровня.

Как это обсуждается с городскими властями?

— Мы обсуждали все вопросы с Метшиным Ильсуром Раисовичем, Прокофьевой Татьяной Георгиевной (главный архитектор Казани — прим. Т-и). У нас с ними полное взаимопонимание. Естественно, проектирование, участие в жюри, конечный мастер-план обязательно будут приниматься с участием города. Сейчас завершается подготовка нового генерального плана Казани. Конечно, итоги наших работ должны быть интегрированы в этот генплан.

Фонд постепенно аккумулирует средства, которые покроют 90 процентов реестра требований кредиторов. Ранее вы говорили, что это сумма в размере 4 млрд рублей. Как можно оценить работу фонда с этой стороны?

— Говоря о 4 млрд рублей, мы имели в виду кредиторов Татфондбанка, а у нас есть еще ИнтехБанк. Мы очень рады, что вкладчики поверили в деятельность фонда и видят его реальную работу. Была такая ситуация, что вкладчики предлагали фонду заключать договоры наперед. С прагматической точки зрения, нам было бы комфортно принимать решения по мере поступления средств. Мы, конечно, рассматриваем разные варианты. Я могу сказать, что на сегодняшний день на счету фонда находится 489 млн рублей. Те обязательства, которые ранее были озвучены, фонд как выполнял, так и продолжает выполнять. Я думаю, что в течение трех лет требования 90 процентов реестра должны быть погашены. Для этого мы приложим максимальные усилия. 

Не стоит забывать о том, что наш фонд — это уникальный опыт для России. Все правила, подходы формировались с нуля. Нас очень радует то, что пока все идет так, как мы запланировали.


У вкладчиков достаточно конфликтные отношения с Агентством по страхованию вкладов. Как складывается эта ситуация у фонда?

— Мы очень плотно взаимодействуем с АСВ в части получения информации. При выплатах мы обращаемся к ним дважды. Во-первых, мы запрашиваем выписку из реестра требований кредиторов для подтверждения суммы требования и очередности. В дальнейшем мы уже приглашаем человека, если у него вся информация подтвердилась, на подписание соглашения об уступке требования, и после этого отправляем соглашение в АСВ.

В рамках нашего договора с АСВ организован защищенный цифровой канал. Мы отправляем запросы в АСВ и получаем всю подтвержденную информацию. Если речь идет о ста соглашениях, то надо понимать, что АСВ в неделю нам обрабатывает порядка 200–250 запросов. Мы очень благодарны агентству по страхованию вкладов, что все рассматривается очень оперативно. Без поддержки со стороны агентства процесс был бы чрезвычайно затруднен.

АСВ предъявило большое количество исков с требованием вернуть деньги, которые были сняты перед закрытием банка. Эти люди смогут в будущем к вам обратиться?

— Пока речь шла о реестре требований, а эти люди попадают за реестр. Таких «зареестровых» кредиторов накопилось достаточно. Там был такой момент: многие люди не обращались в АСВ, чтобы включиться в реестр, а когда фонд начал выплачивать средства, они начали это делать, но было уже поздно. Они автоматически не попадают в реестр, но думаю, если все будет развиваться благополучно, мы рассмотрим возможность поддержки и этой группы лиц.

Плюс сложная ситуация обстоит с «ТФБ Финанс». Пока мы не выносим каких-то решений, так как ждем завершения судебных процессов, которые, я думаю, продлятся до конца года. После судебного решения мы уже проанализируем статистику, чтобы понять, о каких суммах идет речь. Исходя из средств фонда, мы уже будем принимать какие-то решения.

Как обстоит ситуация с «дробильщиками» — теми, кто дробит вклады?

— Мы называем таких людей «дробильщиками» аналогично Агентству по страхованию вкладов. АСВ называет «дробильщиками» тех, кто дробил счета и в связи с этим не попал в реестр, а мы называем таковыми тех, кто уже попал в реестр и после этого пытается дробить сумму, чтобы получить деньги от Фонда. Первое время их было довольно много, сейчас речь идет о единицах, на сотню заявителей приходится два-три «дробильщика». Это связано с тем, что сейчас все прекрасно знают, что мы запрашиваем у АСВ информацию и понимаем, был ли факт дробления или нет.


Одной из задач фонда было создать прозрачный механизм выплат. Можно ли говорить о том, что этот механизм создан и успешно работает?

— Во-первых, политика фонда формировалась исходя из интересов максимального количества лиц, которых мы могли охватить плане поддержки. Во-вторых, я считаю, что система госуслуг должна базироваться не на мнении конкретного чиновника о правильности тех или иных решений, а исходя из интересов большинства лиц, на которых это отразится. В-третьих, единственная возможность избежать необоснованных обвинений — это обеспечить прозрачность всех решений. Для нас это является краеугольным камнем, именно поэтому мы публикуем список всех лиц, которым оказали поддержку. 

Есть еще один момент — сегодня идет много разговоров о цифровой экономике и цифровизации процессов, но реальных примеров полноценных сервисов мало. По этой причине мы рады, что нам удалось в короткие сроки реализовать уникальный сервис, когда заявитель может обратиться в фонд через интернет и отслеживать статус своего заявления в личном кабинете. Благодаря всей нашей команде был сформирован прозрачный механизм, который, на мой взгляд, приносит свои плоды.

Можно ли будет в будущем транслировать этот опыт в соседние регионы?

— У нас создается достаточно много различных фондов. Мне кажется, какие-то стандарты деятельности фондов должны быть заданы, и если бы Республиканский фонд поддержки мог служить этим стандартом, то было бы замечательно. Было бы хорошо, если бы фонды по своей информационной активности и прозрачности соответствовали нашему фонду. Мы широко представлены в социальных сетях, на нашем сайте много информации. У нас до 500 посетителей сайта ежедневно, и это хороший результат для специализированной организации.

Насколько известно, вы ведете прием и в других городах?

— Да, мы провели выезды в Набережные Челны и Альметьевск для приема заявлений. С 21 по 23 февраля мы встречались с заявителями в Набережных Челнах. За эти три дня специалисты по работе с вкладчиками приняли более 300 лиц, в Альметьевске — порядка 200.

Вообще география заявителей очень широкая — это Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ярославль, Уфа. Недавно, например, к нам приезжала женщина из Новосибирска. Кстати, в середине февраля свое заявление в фонд подала Александра Юманова. Мы рады тому, что Александра Сергеевна обратилась в числе других заявителей в наш фонд.

Планируются ли еще выезды в другие города?

— Да, мы планируем и в дальнейшем выезжать в другие города республики.




Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна