Катастрофический интерес: психолог Рамиль Гарифуллин о том, почему люди любят новости о происшествиях

2 Марта 2018

Прочитано: 1606 раз

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: перевод, www.intertat.tatar
Почему людям нравятся новости о происшествиях? Почему так популярны передачи об убийствах и преступлениях? Есть ли связь между этими передачами и такими явлениями, как убийство школьником друзей или нападение с топором на учителя? Кандидат психологических наук, доцент института психологии КФУ Рамиль Гарифуллин рассказал об этом в своем блоге для электронной газеты «Интертат».
Показывать убийство – профилактика ли?

Средства массовой информации любезно предоставляют информацию об ужасающих новостях. Ведущие криминальной хроники называют это положительным явлением. Вроде как профилактика: заканчивают передачи словами «чтобы с вами такого не случалось». А зритель с удовольствием смотрит. 

Я называю этот феномен «ужасная ситуация на краю одеяла». Когда человек смотрит такие новости, появляется контраст. У меня под одеялом хорошо, а выйдешь из-под него – плохо. Человек довольствуется теми хорошими условиями, что есть у него и смотрит на горе и печаль остальных. Из-за такого контраста в организме выделяется адреналин.  

Честно говоря, наступил капитализм. Раньше такие явления мы наблюдали в кинофильмах или рассказах о Западе. Сейчас все это пришло в нашу жизнь. 



Кто любит катастрофы?

Как правило, читать и смотреть о происшествиях предпочитают те, кто сам в жизни не сталкивался с подобным. Человек, переживший горе, на чужое уже не посмотрит. К примеру, переживший войну стараются не смотреть фильмы о войне. 

Сам я такие передачи не смотрю. Мне приходилось работать в местах происшествий, ко мне приходили люди со своим горем, рассказывали о своих переживаниях, делились печалью. 
Для людей, живущих в спокойной обстановке, просмотр таких передач – своего рода развлечение. Это садомазохистская эстетика. 

Я задумался на эту тему после одного случая. Я ехал в трамвае мимо места страшного ДТП. Все пассажиры встали с мест и вышли посмотреть, что случилось, кто пострадал, кто умер… Какая-то неведомая сила заставляет людей узнавать, что же там случилось, насколько это страшно. В человеке есть стремление, направленное на разрушение. Комплекс садомазохизма: мы с удовольствием смотрим на чужое страдание. Это как принимать контрастный душ – чужая боль будто украшает его жизнь. 

Такое же явление есть и в литературе. Отсутствие смерти в произведение делает его неинтересным, смерть – одно из главных составляющих, она привлекает читателя. С одной стороны, человек понимает, что смерть неизбежна и начинает радоваться жизни, но с другой стороны – это патология. 

Средства массовой информации – все без исключения – действуют на уровне сексуальных, агрессивных и садомазохистских инстинктов. Я назвал бы это социальной патологией. 
Случись какое-либо чрезвычайное происшествие, одни идут туда лишь бы посмотреть, а вторые спешат на помощь. В первом случае это патология. После катастрофы с «Булгарией» я поехал туда, не мог спокойно сидеть дома. Старался не давать интервью. А журналистов, желающих сделать хороший материал и пропиариться, поднять свой рейтинг, там было много.

Средствам массовой информации тоже нужно жить, они показывают то, что от них требует аудитория, а аудитория смотрит то, что им подсказывают инстинкты. Вот такая ловушка! Чтобы зритель не переключился на другой канал, не выключил телевизор, идет управление агрессивными, садомазохистскими, сексуальными инстинктами. Сейчас все основывается на этом. 

В чем вред новостей о происшествиях?

Очевидно, что есть огромный вред в том, что телеканалы показывают убийства. Человек привыкает к информационному потоку о катастрофах. Пропадают такие качества, как сострадание, жалость. Слушая негативную информацию, он уже перестает об этом думать. Появляется эмоциональная холодность, я называю это феноменом «социальной шизофрении». Классическая шизофрения – это болезнь, а здесь мы имеем дело с социальной. Это уход в себя, когда не принято считать чужое горе своим. Пропадает чувство сострадания. Постепенно общество теряет самое главное качество – сочувствие. Общество больше не чувствует скорбь и печаль. 


Фото с учений МЧС

А в обществе должна быть печаль. Это необходимо для его развития. 

А во-вторых, когда в людях нет оптимизма, они начинают смотреть на мир сквозь темноту и боль. Для чувствительных, эмоциональных людей мир становится таким же, как и в этих событиях. Они пребывают тревожном состоянии, появляется страх.

Еще одна вредная сторона негативной информации в том, что для некоторых убийство и резня могут стать инструкция. Особенно часто это наблюдается среди молодежи.  

Ребенок целый день убивает людей в виртуальных играх, уничтожает здания, целые города. В нем появляется агрессия, постепенно приходит желание воплотить в жизнь свои действия в игре. А ведь в жизни все гораздо сложнее, чем нажать на кнопку. В жизни есть препятствие. 

Человек понимает, что не может осуществить желаемое, поэтому он ходит в тревожном состоянии. Те, у кого этого барьера нет, но есть психическое отклонение, могут и осуществить задуманное. События в Бурятии, когда ученик напал с топором на своих одноклассников, могло быть подобным случаем. Те, у кого стоит барьер на подобные страшные действия, страдают не меньше. 

Информация об убийствах бьет по карману

Появление страха у аудитории после просмотра передач о происшествиях приносит вред и с финансовой стороны. Страхом людей умело пользуются и на этом зарабатывают деньги. Запугивая народ, они приглашают их проверить свое здоровье, придумывая им мнимые болезни, высасывают деньги. Таким образом, определенные люди зарабатывают большие деньги. 

Фото с учений МЧС

Как избежать негативного влияния новостей о происшествиях?

Что делать в таком случае? На первый взгляд, есть такой прием как изоляция. Ограничение просмотра телевизора, интернета. Это – один из самых глупых способов. 

Есть и другие приемы. Средства массовой информации с помощью другого контента могут бороться с негативной информации. Самое главное – воспитать зрителя, слушателя с иными жизненными ценностями, интересами. Их число будет увеличиваться, и такого рода передачи, статьи станут для людей неинтересными. Эта программа потребует много времени. Многие люди через некоторое время выходят из состояния страха, депрессии, порожденной негативной информацией, и начинают задумываться: «Почему я это смотрю? Я плохо сплю, нет настроения. Лучше я буду смотреть позитивные передачи».  Вот такие люди и могут называться личностями. Личность – это субъект, умеющий управлять собой, он может определить, быть ли ему в потоке массы или жить в своем «Я».

О последствиях неправильного просмотра телевизора и неправильного чтения газет нужно рассказывать детям еще в школе. Необходимо рассказывать, что страх приводит к тому, что человек перестает любит жизнь и пребывает в постоянном плохом настроении. 

Ограничение информации о происшествиях – в какой-то степени признак тоталитаризма. Общество не знает действительности, живет в неведении, не зная о чрезвычайных ситуациях, происшествиях. Это тоже не есть правильно. Хотя сегодня такого и не наблюдается.

 Информационный поток рождает тревогу, информация должна быть в оптимальном объеме, люди должны знать о вещах, угрожающих обществу. Установка «Мы живем хорошо»  – как гипноз. Нельзя заполнять душу негативной, плохой информацией, должна быть актуальная, позитивная информация, помогающая преодолевать страх жить.



Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна