Спецназ УФСИН РТ: как сдать экзамен на краповый берет, любимое оружие снайперов и служба в горячих точках

22 Февраля 2018

Прочитано: 3330 раз

Фото: Султан Исхаков
Автор материала: Елена Кривопатре
Корреспонденту ИА «Татар-информ» удалось побывать на тренировках боевой группы спецназа УФСИН по РТ «Барсы», увидеть оружие, о котором сотрудники рассказывали с особым азартом, и послушать рассказы бойцов о службе в Чечне.

Мы застали «барсов» во время тренировки. Сегодня они отрабатывали действия при захвате заложников. По сценарию в здании находился осужденный, который, прикрывшись заложником, пытался незаметно выйти из здания и сесть в машину.


Бойцы замаскировались в сугробе. Такая засада была настолько неприметной, что наш фотограф даже едва не наступил на одного из спецназовцев.


Когда был дан старт учениям, сотрудник, изображавший осужденного, начал потихоньку выходить из здания вместе с заложником. Как только он приблизился к машине, все бойцы одновременно выпрыгнули из сугробов, вмиг повалив преступника на землю.


На наш взгляд, ребята справились отлично, хотя начальник отдела сделал им некоторые замечания.


«Мои сотрудники готовятся серьезно — они должны в любой момент быть готовы к действиям. К счастью, эти навыки не часто приходится применять на практике. Случаев побегов или массовых неповиновений не было уже очень много лет. Обычно мы участвуем в совместных операциях по розыску сбежавших преступников, где оказываем силовую поддержку отделу розыска», — рассказывает начальник отдела спецназа Евгений Лохотской.


Нас пригласили посмотреть, в каких условиях несут службу бойцы. В расположении отдела оказалось очень уютно, почти на каждом окне — комнатные растения.

«Цветы мы очень любим, их у нас много. Надо же как-то отвлекаться от работы», — поделился с нами начальник отдела.

В расположении отдела есть бассейн, сауна и большой спортзал, где сотрудники проводят больше всего времени. Отличная физическая форма здесь на первом месте. Ребята успевают не только держать себя в боевой готовности, но и занимать первые места в спортивных соревнованиях.

«У нас служит чемпион Универсиады, есть чемпион Европы по универсальному единоборству. Сотрудники успевают совмещать работу и увлечения. До обеда проходят плановые занятия, а после обеда они могут тренироваться по личному плану», — рассказывает Лохотской.

На плановых занятиях спецназовцы ведут подготовку по стрельбе и отрабатывают различные сценарии происшествий. Здесь важны не только ловкость и сила, очень много времени отводится на тактику — все это является частью засекреченной информации. Прятать приходится и лица, и много внутренней информации.



  «Есть особенности тактики, которые ни в коем случае не должны стать известны правонарушителям или террористам. Понятно, что сейчас в Интернете практически все можно найти, но, тем не менее, есть какие-то наработки, которые еще не просочились в Интернет», — объясняет начальник спецподразделения. 
  


По словам Евгения, за рубежом часто случается, когда во время контртеррористических спецопераций бандиты начинают действовать не хуже самих силовиков. Это происходит из-за попадания в Интернет секретной информации спецслужб, с помощью которой преступники могут подготовиться к атаке.

Горячие точки и ранения

Наблюдать за учениями и тренировками «барсов» было весьма интересно, не менее увлекательно оказалось слушать их рассказы о работе и командировках в горячие точки.


Сам Евгений Лохотской в уголовно-исполнительной системе работает с 2014 года. До этого он служил во внутренних войсках и прошел череду боевых действий на Северном Кавказе.

«В горных районах Чечни участвовали в розыскных мероприятиях. Это были адресные проверки, проверки паспортного режима в населенных пунктах и поиск боевиков в горных районах», — рассказывает спецназовец.

В 2004 году в одной из командировок Евгений получил ранение.

«Мы возвращались со спецоперации и при подъезде к Грозному в населенном пункте Пригородное произошел подрыв головного БТРа. Как потом сказали, 25–30 килограммов в тротиловом эквиваленте. Сразу на месте погибли пять человек, еще один скончался в госпитале через два месяца. Поскольку мы были на главном БТРе, мы первыми и начали отстреливаться», — вспоминает боец.

Лохотской сразу получил осколочное ранение, его отряд продолжал бой.

«Мне голову перемотали так, что я ничего не видел. Пошел в машину, думал, что сейчас нас увезут, а пули продолжали свистеть. Мне кричат — «ложись!», а я махнул рукой и пошел дальше, под пули. И тут мой боец, который лежал рядом на обочине, выпрыгнул, укрыл меня и оттащил в безопасное место. До сих пор поддерживаем с ним связь», — рассказывает он.

«Дымовухи», бронежилеты и бронированный «Тигр»

В отделе спецназа УФСИН имеется полный боевой комплект амуниции на случаи массовых беспорядков в колониях и СИЗО, терактах и боевых операций.

Особо внушительным среди всего оказался бронетранспортер «Тигр».

«Он нам больше нужен для психологического воздействия на спецконтингент. В 2015 году выезжали в Башкирию, когда там были массовые беспорядки. Осужденные увидели большое количество спецназовцев, да еще и в сопровождении бронетранспортера, и у них сразу все желание буянить отпало само собой», — рассказывает Евгений.

Остальная амуниция как в кино: бронежилеты, резиновые дубинки, огнестрельное оружие. Бойцы носят на себе бронь трех классов, защищающих от пистолетных пуль, от колюще-режущих предметов и от автомата. Такая защита может достигать веса более десяти килограммов. Каски, защищающие головы, тоже разных видов, есть пуленепробиваемые, с защитным стеклом толщиной в три сантиметра и легкие, как у полицейских.

Из разряда «как в кино» бойцы также используют дымовые шашки, которые в основном используются для маскировки действий подразделений, и слезоточивый газ, применяющийся, чтобы подавить сопротивление.


«Как-то во время проведения совместных учений с другими подразделениями бросили две “дымовухи”. Помещение было довольно-таки большое. Шашку кинули на первом этаже, я стоял на втором, и мне пришлось высунуться в окно, чтобы было чем дышать. То есть даже обычная дымовая граната настолько забивает дыхание. А если еще бросить со слезоточивым газом, сразу все станут добрые и плаксивые», — смеется Лохотской. 

Рассказывая об этом вооружении и средствах защиты, Евгений часто повторял «ничего особенного», а вот когда речь зашла об огнестрельном оружии, он попросил своих бойцов принести для нас несколько экземпляров. Тут нас окружили несколько ребят и начали с энтузиазмом рассказывать о своих любимых автоматах, гранатометах и пистолетах.

На вооружении у отряда большое количество оружия. Мы сбились со счета, но только одних наименований было более десяти. Это и подствольный гранатомет ГП-25, пистолет Глок 17 и различные винтовки.

Самым ярым фанатом своего оружия оказался снайпер.

«Эта винтовка считается сверхточной. Двухсантиметровую сталь со ста метров она пробивает спокойно. Может пробить БТР и вертолет, на расстоянии двух-трех километров», — рассказывает он.


Боец оценил вес винтовки в 11 килограммов и даже дал подержать для убедительности. Нам удалось внимательно осмотреть все вооружение, большая часть из всего представленного оказалась очень тяжелой, взвести курок у некоторых экземпляров оказалось не под силу.

Каждый сотрудник должен уметь справляться с любым оружием. Все они знают «от и до» разборку, сборку и принцип действия. Но чтобы овладеть мастерством стрельбы из чего-то конкретного, нужно постоянно ездить на сборы и учения.

«Одно дело, если снайпер с винтовкой днюет и ночует, поглаживает ее постоянно, как женщину. Другое дело — да, я умею стрелять из снайперской винтовки, может быть, даже попаду в цель, но в олимпийский рубль уже вряд ли», — объясняет Лохотской.

Стрельбы внутри отряда проводятся регулярно, сотрудники соревнуются между собой и даже коллекционируют пробитые монетки.

«Мы стараемся почаще ездить на учения. Одно дело, когда сотрудники в своем соку варятся, вот наш снайпер — фанат, он может разобрать свою винтовку до винтика, а потом собрать и сделать из нее пистолет. Другое дело, когда он встретит на учениях такого же Кулибина, который из винтовки собирает гранатомет. Так они вдвоем встречаются, делятся опытом, и потом у них пистолет-гранатомет получается у обоих», — смеется начальник отдела.


Как нам объяснили, снайпер очень важный человек в группе. Он докладывает командиру об общей обстановке из укрытия и в случае чего должен выстрелить незамедлительно, причем бить, скорее всего, придется на поражение.

Краповый берет

Краповый берет — это предмет особой гордости любого спецназовца. Из 35 сотрудников только трое носят этот символ мужества и профессионализма. Еще двое намерены получить его в этом году.


«Чтобы иметь возможность сдать на краповый берет, нужно прослужить в спецназе не менее трех лет. Может быть, сейчас этот срок уменьшат, и тогда число кандидатов увеличится. У нас много молодых сотрудников — кровь кипит, хотят чего-то достичь», — рассказывает Лохотской.

Евгений получил свой краповый берет за ранение в бою. Сейчас он хранится в кабинете начальника на самом видном месте.

Подержать в руках нам его не удалось — опередив наш вопрос, Евгений объяснил, что краповый берет имеет право трогать только сам владелец и его мать.

Чтобы сдать на краповый берет, нужно приложить немало усилий, даже просто получить допуск к испытанию не так просто — нужно иметь отличные оценки по всем показателям по итогам полугодия и не иметь дисциплинарных взысканий.

Во время самого экзамена нужно пройти марш-бросок протяженностью 10–12 километров.


«Марш-бросок пробегается на достаточно высокой скорости с решением различных вводных. Это преодоление водных преград, участка зараженной местности в противогазах, включается переноска раненого, переползание, действие при попадании в засаду», — рассказывает Евгений.

Мало того, что само по себе испытание достаточно сложное, так еще и за малейший огрех ставится минус. Три минуса — дисквалификация. Но это еще цветочки. Следующее задание, как кажется, не под силу простому смертному.

Нужно спуститься с пятого этажа на четвертый, где пострелять по мишеням, на третьем этаже нужно бросить гранату, затем спуститься до земли, отбежать на 25 метров, и все это надо сделать за 30 (!) секунд. Все нужно выполнить идеально после 12-километрового марш-броска.


Далее выполняются упражнения на стрельбу, гимнастика, а затем идет ряд заданий по самообороне. Здесь кандидатам предстоит сразиться с уже действующими «краповиками», которые выступают в качестве инструкторов.

«Нельзя бить только в пах, по суставам и коленям и бить локтями. А так, в принципе, применяют все приемы борьбы. Если инструктор бьет не в полную силу, с него могут снять краповый берет. И если вдруг сдающий отправил в нокаут инструктора, то тот тоже лишается берета. Поэтому все выходят на довольно-таки жесткий поединок. Там без синяков не уходит никто», — объясняет Лохотской.


Не все бойцы проходят такое испытание, кто-то пробует снова и снова, из года в год. Бывали случаи, когда сотрудник сдавал десять раз и тогда ему вручали краповый берет за волю к победе.





Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна