Алексей Потапов: «После победы в Кубке Гагарина пытаюсь понять, как с этим жить дальше»

9 Мая 2018

Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Алексей Анисимов
Третья победа казанского «Ак Барса» в Кубке Гагарина стала примером того, что грамотно построенная работа в клубе и заряженность на достижение цели бьет большие бюджеты и громкие имена. Многие ставят этот успех команды в заслугу и клубному менеджменту – все новички казанцев отлично вписались в коллектив и внесли свой вклад в завоевание Кубка. Одним из них стал Алексей Потапов, история которого похожа на драму с хеппи-эндом: у хоккеиста возникли недопонимания с его родным клубом, он ушел и доказал всем, насколько в нем ошибались.

Кто внес наибольший вклад в победу «Ак Барса» в этом сезоне? Джастин Азеведо – скажут одни: самый ценный игрок финала, лучший бомбардир нынешнего плей-офф. Данис Зарипов – возразят другие: креатив и класс в атаке, атмосфера в раздевалке. Зинэтула Билялетдинов – поспорят третьи: мудрость, опыт и точный расчет. Эмиль Гарипов – закричат четвертые: стена на последнем рубеже обороны «Ак Барса». Все эти люди будут правы, но лишь отчасти, поскольку глупо и несправедливо недооценивать каждый винтик победной казанской машины.

Работа на льду таких хоккеистов, как Алексей Потапов, зачастую не бросается в глаза и не видна обычному болельщику – на хоккейном сленге их называют «чеккерами». Как правило, это игроки третьего-четвертого звена, которые активно ведут силовую борьбу, принимают на себя броски и не дают играть лидерам соперника. В «Ак Барсе» Потапов оказался в ноябре прошлого года и сразу показал себя с лучшей стороны. Про таких говорят «рубаха-парень» – донельзя работоспособный и при этом очень простой и искренний в общении. Этот игрок привык доказывать все делом: после первого матча в новой команде, который «Ак Барс» проиграл по буллитам, Потапов отказался от послематчевого интервью с формулировкой: «В последнее время я слишком много говорю».

Спустя почти четыре месяца хоккеист уже сам в шутку интервьюировал партнера по команде Альберта Яруллина в микст-зоне ледовой арены «Трактор» после победы над одноименной челябинской командой. В беседе с корреспондентом «Татар-информ» обладатель Кубка Гагарина Алексей Потапов рассказал, как происходил его переход в «Ак Барс», вспомнил эмоции от победы в сезоне и признался, что в будущем не против сменить хоккейную клюшку на диктофон. 

«А С ЧЕМ ТЫ МЕНЯ ПОЗДРАВЛЯЕШЬ? Е-МОЕ, Я ЖЕ ЧЕМПИОН!»

– Алексей, первый и главный вопрос – о чем думалось в ту секунду, когда поднимали над головой Кубок Гагарина?

– Неужели это так, а? Неужели я здесь и сейчас, а это не мультик и не какой-то фильм? Я много раз видел, как поднимают над головой Кубок Стэнли, Кубок Гагарина. Неужели я сейчас становлюсь приближенным к этим людям, которых я видел по телевизору? Сейчас опять расплачусь.

– Многие спортсмены говорят о том, что после больших побед нужно время на осознание всего произошедшего.

– Я до сих пор не осознал – лежу прибитый и пытаюсь до конца понять, что же произошло. Что делать дальше, как с этим быть, как с этим жить. Многие звонят, поздравляют. А я у одного парня спрашиваю: «А с чем ты меня поздравляешь?». Он: «Ты чемпион!». Я: «Е-моё, я же чемпион!» (улыбается). Голова ещё далека от этого, но время ещё есть.

– Сколько было пропущенных звонков и смс-сообщений после пятого матча с ЦСКА?

– У нас с Рафаэлем Батыршиным (защитник «Ак Барса» – прим. авт.) было соревнование: мы одновременно достали телефоны и показали друг другу, сколько сообщений в соцсетях. Я выиграл – почти 150 сообщений в соцсетях, около 100 звонков. Причем, половина номеров совершенно незнакомые. Но поблагодарил всех, чтобы никого не обидеть. Очень приятно было.

– Кто первым поздравил вас после финальной сирены?

– Я выбежал на лед и сбросил с себя шлем. Мне показалось, что я выкинул его за пределы льда. Перед глазами – пелена, не помню, как прибежал ко всем ребятам. Сейчас смотрю видео и по ним восстанавливаю хронологию событий. Из ребят первыми поздравили Саня Свитов, Альберт Яруллин: мы обнялись, начали прыгать. Из родных была мама, супруга, отец, дочка, брат. Все плакали. Их пропустили на лед, они праздновали вместе со мной. Мурашки по коже.


– Наверняка, осенью вы даже представить себе не могли, что будете играть в финале Кубка Гагарина.

– Да, было непросто – такой сбитый летчик. Когда я уезжал из Нижнего Новгорода, мне мой друг в ноябре сказал: «Леха, я приеду к тебе на финал». Тогда это было так далеко. Наступил апрель-месяц, и вот он – финал. Причем, я сижу на последнем матче перед третьим периодом и думаю: «Блин, сейчас же можно все закончить. Вот эти 20 минут, который сейчас, блин, войдут в историю! Давай, собирайся!».

– Друг-то в итоге приехал?

– Обязательно. И он приехал, сдержал слово. И я нашёл возможность принять его. Поэтому он был на финале и поддержал меня. Это, кстати, парень, с которым я начинал играть в хоккей.

– После игры вы в прямом телевизионном эфире сказали: «Спасибо тем, кто в меня не верил». На эту фразу очень многие обратили внимание. Это привет…

– (перебивает) Это никому конкретно не привет, это привет группе людей. Для всех никогда мил не будешь. Думаю, что большинство людей поддерживают меня искренне. Я уверен в том, что большинство болельщиков из моего родного города поддерживали меня. А негатив есть всегда, но я отношусь ко всем с открытой душой, я всем желаю испытать те эмоции, которые испытал я. Обязательно приеду в Нижний Новгород и поделюсь ими со всеми.

– Именно эти качества так быстро помогли вам стать душой команды?

– Об этом лучше спросить у ребят, я же не могу сам себе давать оценку. Я задумался о том, какой у нас коллектив, и с кем бы я пошёл в разведку. И пришел к выводу, что спокойно с каждым пошел бы. Анализировал каждого: предаст он или нет, готов ли я с ним чем-то делиться. И я не нашел такого человека в команде, который мог бы меня подвести, которого я бы мог подвести или от которого отвернулся бы, не протянул бы руку. Как говорят иностранцы, каждый любит каждого. 

Коллектив шикарный. Но это не просто так получилось, это не та субстанция, которая зарождается сама по себе. Это «профессор» (Зинэтула Билялетдинов – прим. авт.) все рассчитал – все точечные изменения, которые были по ходу сезона, сыграли на 100 процентов. Здесь и селекционный отдел, и менеджеры… Так поставлена работа, что случайных людей здесь нет, тех, кто не впишется в коллектив или в клубную систему. Это огромнейшая работа. Насколько мне известно, по мне информацию узнавали даже у моих первых тренеров, у администраторов моего родного клуба. Это колоссальная работа. Спасибо маме, что воспитала таким. У нас все получилось. 

«ВО ВРЕМЯ ФИНАЛА ПЛЕЙ-ОФФ СПАЛ ПО ТРИ-ЧЕТЫРЕ ЧАСА»

– Какая серия нынешнего, победного плей-офф стала для вас самой сложной?

– Еще когда я играл в «Торпедо», ребята с кубковым опытом говорили, что самая тяжелая стадия – это первый раунд. Мне было тяжело играть против «Амура». Это непростая команда, которая не играла сама и не давала играть нам. Что касается Магнитогорска – как только у них выходит на лед первое звено, это опасность, напряжение, концентрация доходила до того, с какой ноги выйти на площадку. Опасность от них исходила сумасшедшая. Челябинск – это ребята, которым нечего было терять, они уже выполнили задачу на сезон. Даже в какой-то степени перевыполнили. И с нами они играли в свое удовольствие, они действительно умеют играть. Там хорошие иностранцы, поэтому было тяжело: мы понимали, что одна ошибка может сделать так, что ты не дойдешь до финала. Что касается ЦСКА, это ребята одного возраста, у них много олимпийских чемпионов. Они били, бежали… Если выделять самую тяжелую для меня серию, то это был полуфинал конференции против «Металлурга». В том году «Ак Барс» не смог их пройти, поэтому кто-то наверняка думал о реванше, это сидело в голове. Но мы сумели выкинуть лишние мысли.

– Ожидали, что финальную серию получится закончить финальную серию так быстро и уверенно? Хоккейная общественность перед финалом ставила на армейцев, многие были уверены, что у «Ак Барса» против ЦСКА не так много шансов.

– Это здорово, что все внимание было сконцентрировано на ЦСКА. Не могу сказать, помогало нам это или мешало. Армейцы Москвы – это гранд нашего хоккея, они прошли такую команду, как СКА, причем, прошли уверенно. Многие считали, да и до сих пор считают, что Запад – это сила, это наши передовые позиции. Но не тут-то было.

– Показалось, что в битве против СКА москвичи потеряли слишком много сил и эмоций, именно этого им не хватило в финале.

– У них и с «Йокеритом» была очень непростая серия (полуфинал Западной конференции – прим. авт.). Я очень рад этому, что они потратили уйму сил и эмоций. Конечно, это сыграло нам на руку. Также помогло то, что мы всухую выиграли серию против Челябинска. Огромная заслуга тренерского штаба в нашей подготовке к финалу – они немного изменили подход, провели между собой игровую тренировку, где удалось найти потерянный во время паузы игровой ритм.


– В этом плей-офф многие восторгались игрой челябинского таланта Виталия Кравцова. Как он вам в личной встрече на льду, чем-то удивил?

– В каждой серии про кого-то говорили: с «Амуром» – про Бывальцева, с «Трактором» – про Кравцова. Но я их не заметил. У нас такая команда, против которой неприятно играть – это сто процентов. Я знаю это по себе: когда мы на тренировках играем друг против друга, это очень неприятно. Мне кажется, мы не дали этой талантливой молодежи проявить себя.

– Возвращаясь к финалу, что чувствовали при виде нескольких сотен болельщиков «Ак Барса» на трибунах в Москве?

– Это сумасшедшая поддержка. Я тогда на секунду задумался, почему мы играем в белых майках, а не в зеленых, домашних. Мурашки по коже, когда ты выходишь на лед в гостях и видишь заполненный фан-сектор, весь белый в майках «Ак Барса»… Это потрясающе, конечно. А здесь, на базе, вне зависимости от того, выиграл ты или проиграл, все знают, забил ли ты, отдал ли – от поваров до вахтеров. Татарстан в хорошем смысле болен хоккеем, абсолютно каждый.

– Перед пятым матчем у вас была уверенность в том, что в этот день все закончится? Иногда это сидит где-то в голове, и никуда это не прогнать.

– Я был уверен даже перед первым матчем серии, как мог магнитил эти мысли к себе – мол, вот, мы добираемся до Кубка. И это мешало: несколько лет я спал по три-четыре часа, голова боролась со мной всеми возможными способами. Это было очень тяжело, прежде всего, психологически – тратишь и выплескиваешь огромное количество эмоциональных сил. Надо черпать все это в семье, в отдыхе, в религии и церкви. Слава Богу, что все так получилось. 

«Я – КРЕСТЬЯНИН, КОТОРЫЙ ВЫПОЛНЯЕТ ЧЕРНОВУЮ РАБОТУ»

– Все-таки менять обстановку после 10 лет в одном клубе – это непросто (с 2007 по 2017 год Алексей Потапов выступал в составе нижегородского «Торпедо» – прим. авт.). Готовы были к смене обстановки при переходе в «Ак Барс»?

– Это было очень тяжело. Я не знал, как себя вести. Есть группа людей, которые путешествуют из клуба в клуб, могут за один сезон сменить несколько клубов. Я приехал – не знаю, как себя вести, из ребят никого не знаю. Разве что с Васькой Токрановым мы лет семь назад пересекались в сборной. Я зашел в раздевалку и не знаю, какого цвета у меня было лицо – мне было так не по себе. Разулся там, где не должен был, где грязно, пошел босиком зачем-то. У меня было много непонятных мыслей. Я чувствовал на себе взгляды ребят, как меня изучали. Без этого никак, знаю по себе – когда в команду приходит новый человек, с осторожностью его воспринимаешь. Потихонечку раскачивался, раскачивался… Надо отдать должное челябинским ребятам - Антону Глинкину, Андрюхе Попову – Альберту (Яруллину) и Эмилю (Гарипову), которые меня практически за уши притянули в основную группу коллектива.


– Приходя в «Ак Барс», вы наверняка понимали вашу роль в новой команде. Насколько были готовы к ней, прежде всего, ментально?

– Я никогда не витал в облаках, не могу сказать, что у меня есть высокое голевое чутье, что я какой-то «мастерюга». Я пахарь, крестьянин, который ложится под шайбу, выполняет черновую работу, дает дополнительные эмоции в коллективе. Поэтому я полностью согласен и готов к роли, которую мне отвели.

– Взаимопонимание с партнерами по тройке нападения быстро нашли?

– Мой постоянный партнер с первого матча – это Артем Лукоянов. Сыграть с ним удалось достаточно хорошо, потому что он такой же крестьянин с более высоким уровнем мастерства, чем у меня. Он чуть посильнее, покоммуникабельнее, он здесь давно, местный парень, по сути. Ещё играл с Мишкой Глуховым – очень классный парень и в коллективе, и на льду. Федю Малыхина я называю «клещ», потому что он окапывается на пятаке и к нему вообще никто не может подобраться. Александр Бурмистров – настоящий профессионал как на льду, так и вне площадки. У него многому можно научиться. К каждому партнеру, с которым я играл, испытываю огромное уважение, взаимопонимание и симпатию.

– Наверное, самые суеверные и мнительные люди во всей Вселенной – это хоккеисты во время плей-офф.

– У меня не то, что приметы или суеверия – я называю это хронологией действий, которую не хотелось бы нарушать. Это вплоть до того, за кем выйти на разминку, за кем делать упражнения, каким стоять в очереди… У нас есть интересная традиция – на раскатке перед бросками я стою у борта, Стас Галиев выполняет какой-то свой ритуал, подъезжает ко мне, и мы сталкиваемся настолько сильно, что отлетаем друг от друга. Это нас заряжает, мы это делаем перед каждой игрой с ноября месяца.

– Ваш контракт с «Ак Барсом» рассчитан до 30 апреля 2019 года. Намерены отработать его полностью?

– Безусловно. Это мой второй дом. Мне некоторые нижегородские болельщики с ревностью пишут: «Как быстро Казань стала для тебя домом». Я не стал расписывать, что произошло со мной в Нижнем (Новгороде), я просто ответил: «Ты знаешь, это действительно мой второй дом». И даже после поездок я приезжаю сюда и чувствую, что приезжаю домой. Сейчас мне и в Нижний хочется поехать к семье, родителям, но Казань – это дом.

– После одного из матчей плей-офф в Челябинске вы в шутку примерили на себя роль журналиста. После завершения карьеры не хотели бы попробовать себя в этой сфере?

– Как бы это нескромно ни звучало, я думаю, у меня получится – мне нравится общаться с людьми, придумывать какие-то креативные вещи. Но надо отдать должное Альберту Яруллину: это тот парень из команды, у которого мне хотелось взять интервью.


– Вы однажды были участником Матча звезд КХЛ в 2017 году (Потапов попал в состав Дивизиона Тарасова вместо заболевшего Владимира Галузина – прим. авт.).   В январе Неделя звезд хоккея пройдет в Татарстане, а главный ее матч – в Казани. Это особый стимул попасть туда? Насколько, по-вашему, этот Матч звезд важен для Казани?

– Конечно, важен – важно каждое событие, которое так или иначе популяризирует хоккей. Я хочу, чтобы ребята не шатались по дворам, а шли в секцию и занимались. Когда приеду в Нижний Новгород, обязательно буду ходить в майке «Ак Барса» и говорить о том, что у всех есть возможность и шанс. Самое главное, как говорит наш тренер, честно работать и упорно трудиться. Для местных ребят, для Татарстана это огромный шаг вперед. Уверен, что много местных парней попадет на этот Матч звезд.




Самое читаемое
Комментарии







Спорт

Месси и Неймар, «движ» бразильских болельщиков и вылет Германии: чем запомнились матчи чемпионата мира по футболу в Казани?

Казань попрощалась с чемпионатом мира – последней игрой для столицы Татарстана стал четвертьфинальный матч мундиаля между сборными Бразилии и Бельгии. Вообще, городу, его жителям и гостям максимально повезло: они увидели игру звезд высокого уровня и матчи потрясающего накала. Корреспондент ИА «Татар-информ» вспоминает, чем запомнились казанские матчи турнира.

Спорт

Вадим Янгиров: «Казанский марафон стал флагманским событием»

Проект «Казанский марафон» существует всего три года, но за столь короткий срок сумел не только крепко встать на ноги, но и громко заявить о себе, благо прецедентов у нас в республике не было.

Спорт

Ошибки Сампаоли, «ложный тренер» Месси и спринтер Мбаппе: Казань приняла лучший матч чемпионата мира по футболу

Казань на чемпионате мира по футболу в России продолжает уничтожать футбольные авторитеты – сначала здесь опозорилась, по-другому и не скажешь, сборная Германии, спустя три дня на «Казань Арене» аргентинцы уступили французам в сумасшедшей перестрелке и покинули мундиаль.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна