Владимир Алекно: «В новом сезоне самой сложной задачей будет мотивация игроков»

25 Мая 2018

Прочитано: 865 раз

Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Алексей Анисимов
Главный тренер казанского «Зенита» после завершения сезона провел традиционную встречу с журналистами, на которой рассказал о мотивах Вильфредо Леона при переезде в Италию, изменениях в игре команды с новыми волейболистами и уровне чемпионата России.

– Владимир Романович, в этом году «Зенит» выиграл все что можно. У вас хотя бы на один день было полное удовлетворение от сезона? Удалось расслабиться и сказать себе: «Да, этот сезон я провел хорошо»?

– Если честно, я сужу свое расслабление и восстановление по сну. В период решающих матчей спишь по три-четыре часа, и не потому, что я переживаю – чуть повернулся, что-то скрипнуло, мысли ударили в голову, и пошло. И это длится очень долго, сейчас немного получше. После окончания сезона получилось так, что мне нужно было сразу уехать к матери: в ее возрасте не совсем все просто. Вернулся сюда, сразу из Белоруссии в Федерацию волейбола, там состоялось совещание. Все как-то в рабочем порядке. Надо подумать, как закончить сезон с игроками, чтобы плавно выйти в отпуск. Так, чтобы полностью расслабиться и выпить, пока не получилось.

– Многие назвали чудом спасение в конце финального матча Лиги чемпионов. Вы можете теперь объяснить его как тренер?

– Вы такие сложные вопросы задаете. Меня всегда спрашивают – что вы говорили на Олимпиаде (на Олимпийских играх в Лондоне сборная России под руководством Алекно уступала в финале со счетом 0:2, но сумела одержать победу – прим. авт.)? Пять лет прошло, и все равно еще спрашивают. Точно так же и здесь – что конкретно вы имеете в виду?


– В пятой партии счет стал -3, Саша Бутько подал, и вы взяли видеоповтор…

– Это послание сверху. Никак по-другому. Я не очень хорошо вижу, когда мяч падает далеко, но достаточно хорошо знаю игроков. Есть те игроки, которые просят или даже требуют видеоповтор после своего действия на эмоциях. А есть те, которые с холодной головой: Вильфредо Леон, Леха Вербов. И я всегда прошу у команды помощи, не только в этом финале. Когда мяч падает где-то на той стороне, или ты бьешь, ты видишь, слышишь, чувствуешь, ударил ты по рукам или нет. Это то, чего я могу не увидеть. И когда в этой ситуации я смотрю на Леху (Вербова), он поджимает плечи и говорит, что не видел. Ситуация был практически как на Олимпиаде – если не предпринять никакого действия… Я не могу сказать, что я был уверен, это было бы неправдой. Я видел, что это было рядом, и понимал, что это один шанс из тысячи. Если не принять какое-то решение, будешь жалеть о нем потом очень еще долго. Думаю, что волей Всевышнего… Он подсказал мне, что нужно сделать. Никакого геройства там не было.

– После Олимпиады сезон 2012/2013 был самым неудачным для «Зенита» с вами. Возможно, это связано с тем, что было большое напряжение и у вас, и у игроков, которые выступали в сборной. Ждать ли болельщикам чего-то подобного в следующем сезоне? Все понимают, что «Зенит» ставит перед собой самые высокие задачи, но это будет вполне объяснимо, наверное.

– Я не хочу сейчас как-то предварительно об этом говорить. Если я буду приводить реальные доводы, то составлю себе алиби, а этого мне бы не хотелось. Самой сложной задачей будет мотивация игроков, и она в последние годы существует практически всегда. Тому же Михайлову, Бутько, Вербову, Андерсону рассказывать о том, что это надо, что это важно – не тот подбор слов, который сможет сдвинуть их личные амбиции. А они у них присутствуют. В последние годы, в этом сезоне основной мотивацией было стать сильнейшим, не чемпионом. Золото чемпионата России в десятый раз не то чтобы не мотивирует или не радует. Да ну, глупости. Просто ты доказываешь в какой-то момент, что ты сильный. И самое сложное – быть сильным постоянно. Сильного не любят, им тяжело быть, пятое-десятое. Это было нашей главное целью: быть сильными индивидуально и командно. Сильной команда может быть долгое время. Это, на мой взгляд, в новом сезоне основное. Я еще посмотрю, как команда соберется, будет небольшое вливание новых игроков, которые более мотивированы. Думаю, что новые игроки помогут. В этом сезоне – Никита Алексеев, Алексей Самойленко, Лоран Алекно, пусть и в тренировочном процессе. Их не нужно было мотивировать, у них глаза горят, для них находиться рядом с какими-то игроками – счастье. Придут еще новые игроки, поэтому будем надеяться, что этого будет достаточно.


– Имена сейчас можете назвать?

– Уже не секрет, что и Нгапет Леона заменит, о возвращении Алексея Спиридонова тоже вопрос решен. Сурмачевского возьму как молодого, который поможет нам, он себя проявил. По центральным – по приходу Лихошерстова из «Факела» также все решено.

– Почему не вернули Полетаева из аренды в «Кузбассе»?

– У него это был последний год в аренде, она заканчивается. Вы знаете, что здесь есть еще немного политическая составляющая. В какой-то момент, особенно после сборной я загорелся Дмитрием Волковым – тогда еще не было ясно, что Леон уходит. Я бы нашел какое-то красноречие, но наверху не хотели слушать о том, что игрок сборной здесь будет сидеть на скамейке. Это правильно, с одной стороны, но с другой, с точки зрения тренера «Зенита», это неправильно. Так и здесь. Сегодня Полетаев расценивается как второй игрок после Михайлова в сборной России. Вернуть его в «Зенит» – это посадить игрока на скамейку. Тем более что по условиям контракта у него вроде бы выше заработная плата, если он играет. А брать игрока, который не хочет, я так думаю… Сегодня он, на мой взгляд, играет в своем клубе, где чуть меньше пафоса, чем в Москве: рабочий город, рабочий тренер, публика, которая мотивирует его. Там он находится в своей тарелке. Думаю, что, даже имея права на него, мне бы не дали вернуть его и просто так посадить на скамейку. Как сегодня не дадут посадить на скамейку любого другого кандидата в сборную. И это правильно со стороны политики волейбола. С моей точки зрения хотелось бы другого.

– Команду покинул Александр Гуцалюк…

– Это в большей степени мое решение. У меня к нему нет никаких претензий, он работает. Но у меня есть другое видение относительно этого амплуа. Хотя сколько он был здесь, столько мы выигрывали. Мы расстались совершенно спокойно, профессионально. Такова жизнь – он уже уходил, но потом возвращался. Кто знает, как будет дальше.


– Была ли возможность все-таки оставить Леона в Казани? Как будете менять игру без него?

– В процессе определения его будущего участвовал не только сам Леон, но еще агент и супруга, все вместе. И это решение более-менее понятно для женщины с маленьким ребенком. Здесь, где шесть месяцев снега, она практически находится одна. Давайте смотреть правде в глаза – условия жизни в Италии и здесь (в России) совершенно разные. На мой взгляд, это был один из основных факторов. Экономическая часть всегда здесь превышала, поэтому четыре года. Когда предложение было сделано с небольшой разницей, плюс жизнь в Италии, вилла и все остальное… Думаю, решение всем было понятно. Для него это другой волейбол, другой чемпионат – сегодня чемпионат Италии однозначно будет еще сильнее, потому что на слуху те имена, которые крутятся на итальянском рынке. Если их заберут вот эти две команды «Перуджа» и «Мачерата», то они будут достаточно сильно укреплены. Что касается нашей игры, понятно, что Нгапет – игрок другого стиля, нежели Леон. Это волейболист с другим уровнем общей игры, с приемом, с авантюрой, элементами шоу. Я по этому поводу совершенно не переживаю, я только за. Игрок с сердцем, с характером. Может быть, физически у него не такие данные, как у Леона, но ему есть чем компенсировать. Меня беспокоит только одно: это связка Бутько – Нгапет. Александр адаптирован к российскому волейболу, который рассчитан на физические данные. Нгапет входит в число лучших игроков мира, но ему пасуют то Тоньютти, то Бруно. Тут я не знаю, какие планы у сборной России насчет Бутько. Если он по каким-то причинам не поедет в сборную, то предстоит огромная работа именно по направлению атаки. Если его вызовут в сборную, будем это делать в процессе сезона. Для немного другой передачи нужна определенная работа.

– У Леона до прихода в «Зенит» тоже были проблемы, например с приемом. Возможно ли довести Нгапета до уровня Леона?

– Это два совершенно разных игрока, и не нужно сравнивать их. Леон обладает помимо таланта природными данными, которые даны ему Всевышним. Плюс определенная работа. Это есть и у Нгапета. Это игрок, который, выступая за «Модену», выиграл все, кроме Лиги чемпионов. Он взрывает залы. Посмотрим, это просто физически другой игрок.


– Когда Леон переходит в «Зенит», что вы увидели в нем? Как удалось разглядеть гений кубинца?

– Это было несложно. Когда в 16 лет он стал выходить в основном составе сборной Кубы, о нем заговорил весь мир. Я не смотрю в другую сторону, я смотрел туда же, куда и все. А потом на протяжении нескольких лет, будучи тренером сборной России, не раз встречался с командой Кубы. Есть ряд игроков в мире, которых ты можешь разбирать, готовиться к ним, но свои 20-25 очков он наберет даже в том случае, если ты знаешь о нем больше, чем он сам. Леон относится к этим игрокам.

– С Нгапетом уже общались по поводу его жизни в Казани?

– После окончания сезона он был в Катаре, играл коммерческий турнир. Сейчас он возвращается в национальную сборную. Не знаю, насколько это будет корректно, когда идет работа. Я разговаривал с его агентом. Думаю, мы пообщаемся с ним в ближайшее время.

– В «Зенит» возвращается Алексей Спиридонов, который уходил из Казани в поисках игровой практики.

– Ему стало понятно, что игра – это игра, а работа – это работа. Не думаю, что, находясь в «Зените», он деградировал. Придя сюда, при определенной работе он попал в сборную, будучи в «Зените». С Красноярском там был только какой-то звонок. В следующем сезоне нас снова ждет за 60 игр, поэтому работы хватит всем. Почему-то мы постоянно говорим о Леоне, но посчитайте, сколько сыграл Пайтелеймоненко. Юдин не играл, потому что у меня не хватило смелости и доверия к нему. В тренировочном процессе он помог просто идеально. Алексеев выходил, когда была возможность. Сложность этой команды в том, что 60 матчей выиграл – это норма, все молчат. Один раз проиграл – телефон разрывается.

– В финале чемпионата России вы играли против питерского «Зенита». Команда существует первый год и играет в решающей серии. Это показатель слабости чемпионата страны?

– Нет, это ни в коем случае не показатель слабости чемпионата, подбор игроков был серьезный. Им где-то повезло, где-то на концовку сезона они были лучше готовы. Ребята в команду пришли не с улицы, умеют играть и знают, как выигрывать.

– Но ведь в серьезных чемпионатах команды строятся не за один сезон.

– В следующем году посмотрим, что будет.


– Чемпионат России в следующем сезоне будет более ровным и конкурентным, чем в прошлом?

– Сейчас еще продолжаются переходы игроков. Думаю, что в лидерах будут Новосибирск, Белгород подравняется, «Динамо» московское, Кемерово останется практически таким же. В наш чемпионат придут иностранцы, которые не уступают тем, что играют в этом сезоне. Поэтому чемпионат будет интересным.

– В этом году Россия принимает чемпионат мира по футболу. Как вы относитесь к этому виду спорта и планируете ли посетить матчи турнира?

– Отношение к футболу оставим, свое мнение я оставлю при себе. О том, чтобы посетить матчи чемпионата мира, пока не думал. Там же паспорт нужен. Билета у меня пока нет, паспорта тоже. Но если будет возможность все это быстро сделать, может, на какие-то игры попаду.

Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна